Эти методы потеряли свое значение после того, как мы получили возможность добывать дуоденальный сок при помощи зонда и, главным образом, после того, как Катч и Фридрих показали, что, впрыскивая через зонд 1 см3 эфира, мы можем получить дуоденальный сок, особенно богатый панкреатическими ферментами. Недавно Губергриц предложил заменить эфир V«% раствором соляной кислоты. Мы не можем здесь входить в рассмотрение попытки этого автора таким путем различить панкреатическую секрецию, регулируемую гуморально, от регулируемой вегетативно.

Исследование дуоденального содержимого, правда, показало, что желудочная ахилия обычно не сочетается с отсутствующей или недостаточной секрецией поджелудочной железы. Правда, колебания в секреции панкреатического сока слишком велики, чтобы допустить количественные выводы. Тем не менее, Бикель полагает, что ему, например, удалось установить повышенную секрецию при дуоденальной язве, а ряд авторов называет неопределенное расстройство образования ферментов диспанкреатизмом. Наряду с этим можно считать, что если после введения эфира в дуоденальном соке отсутствуют ферменты поджелудочной железы, мы имеем дело с ее заболеванием. Было предложено несколько методов исследования для того, чтобы обнаружить нарушение переваривания жиров и тем самым расстройство функций поджелудочной железы. Назовем панкреас-диагностикум Винтерница. Одновременно с пробным завтраком в желатиновых капсулах дают моноиодбегенкислый этил-эстер. Если в течение 10 часов в моче отсутствует йодная реакция, это обозначает расстройство поджелудочной железы, если, конечно, одновременно нет желтухи. Для обнаружения липазы Эрман предложил модификацию фольгардовского масляного завтрака, вызывающего поступление панкреатического сока в желудок. Он дает 75 г кокосового масла и 30 г рисового крахмала в 200 г воды и выкачивает через 2 часа. Полученный сок экстрагируется летролейным эфиром, а к экстракту добавляют 3% раствор ацетата меди; зеленая окраска указывает на расщепление жиров.

Рона установил, что при заболеваниях поджелудочной железы панкреатическая липаза, переходящая в сыворотку, устойчива к атоксилу в противоположность всем другим липазам, встречающимся в сыворотке при нормальных или патологических условиях. Этот установленный Рона факт открывает новые пути для диагноза острых и хронических заболеваний поджелудочной железы.

Приведем технику этого метода: к 2—3 см3 сыворотки добавляют 3 см3 фосфатного буфера, состоящего из 1 части первичного м/3 фосфата натрия и 14 частей вторичного м/, фосфата натрия (р11 = 7,6) и 1 см раствора атоксила 0,2:100. Через 30 минут добавляют 50 см3 насыщенного раствора трибутирина и затем считают количество капель при помощи сталагмометра Рона-Мяхаэлиса через 3,60 и 90 минут (для приготовления раствора трибутирина 4 капли его взбалтывают в течение нескольких часов с 1 литром воды и затем фильтруют: каждый раз необходимо приготовлять свежий раствор). Если сыворотка не содержит липазы, устойчивой к атоксилу, количество капель за 90 минут максимум снижается на 6 капель: большая разница в числе капель говорит за наличие панкреатической липазы и тем самым за заболевание поджелудочной железы. Исследование надо проводить при постоянной комнатной температуре.

Розено недавно указал, что при добавлении лойцилглициглицила реакция настолько ускоряется, что результат можно отсчитывать уже через 5 минут.