Эппингер указал на то, что при кистозных почках или подобных врожденных аномалиях, на стороне, на коже живота иногда имеется Naevus piamestosus. Это иногда может возбудить подозрение о подобной аномалии.

Новые затруднения для дифференциального диагноза гидронефрозов создает их инфицирование. Но в общем можно сказать, что инфекция большей частью исходит со стороны пузыря, что придает картине болезни достаточно характерный отпечаток. Если, например, основанием для застоя мочи и образования, может быть даже двустороннего ретенционного гидронефроза, то такая картина едва ли может возбудить какие-либо сомнения.

При восходящих формах, вследствие одновременного существования цистита, моча мутна от гноя. Если же инфицированный гидронефроз временно закрывается (например, при одностороннем гидронефрозе) то при пузыре во время закупорки будет выделяться чистая, а когда препятствие устранили, то появится гной. Такое явление, между прочим, важно и в том отношении, что оно доказывает здоровое состояние другой.

Вполне закрытый нагноившийся гидронефроз, конечно, можно сменить всяким другим гнойным мешком в почечной области. Здесь в качестве отличительных признаков может быть использовано все то, что было сказано относительно отграничения простых гидронефрозов от других кист. Гораздо труднее может быть отграничение от гнойных процессов самих почек, например, от нагноившейся кистозной почки или большого почечного абсцесса. Что касается последних, то обыкновенно они не изменяют своей величины, как инфицированные гидронефрозы, и не имеют их гладкой поверхности. В процессе обыкновенно принимает участие и мочеточник, который тогда утолщен и чувствителен при давлении. Вследствие набухания его слизистой оболочки отток мочи может быть временно затруднен так что, как и при инфицированном гидронефрозе, попеременно может выделяться то чистая, то гнойная моча.

При острых формах инфицированного гидронефроза и абсцессах, исходящих со стороны почек, общие явления в виде болей, лихорадки, чувствительности при давлении выражены всегда вполне явственно; но при хронических абсцессах их может и не быть, равно как и изменений со стороны крови в смысле лейкоцитоза.

Наконец, флюктуирующая опухоль может обусловливаться паранефритическим нагноением; в большинстве случаев оно, впрочем, имеет форму скорей диффузного припухания, чем отграниченной опухоли. Иногда она развивается в связи с первичным нагноением почки, так что явления пионефроза предшествуют паранефритическим, но чаще она развивается первично. При этом особое внимание следует обращать на анамнез, в котором можно открыть бывший фурункул или какое-нибудь другое поражение гнойного характера. Паранефрит отличается от пионефрозов тем, что припухание становится заметным не спереди, а сзади, в поясничной области. Правда, иногда старые нераспознанные и неоперированные паранефритические абсцессы могут осумковаться внизу спереди, и симулировать нагноившийся гидронефроз, как это имело место в одном случае Куршмана. Возможны также смешения с гнойным аппендицитом и нагноениями желчного пузыря.

Настоящие опухоли почек, как-то: саркомы, гипернефромы и карциномы, прощупываются тогда, когда они, как обыкновенно, развиваются вниз. Их не следует смешивать с низко стоящими почками. Такие опухоли характеризуются триадой симптомов: появляющаяся по временам гематурия, боли и прощупываемая опухоль.