Диференциальный диагноз diabetes insipidus клинически не представляет затруднений, хотя теоретические представления об этой болезни еще не вполне пены. Этот вопрос подробно рассмотрен в сводном реферате Бауэра и в обзоре Майера.

Майер различает чисто почечные формы, при которых нарушение зависит от потери почками способности концентрировать и в первую очередь концентрировать соль, и формы, при которых одновременно имеется поражение ткани. К первой группе относятся более легкие случаи. С другой стороны, Фейль полагает, что обе эти формы можно различать как гипохлоремическую и гиперхлоремическую.

Мейр считает, что первичное нарушение водного обмена не встречается и что одновременно всегда можно обнаружить нарушение концентрационной способности. Это мнение оспаривается Бауэром. Стенстрем полагает, наконец, что способность к концентрации азотсодержащих шлаков сохраняется и что недостаток этой концентрационной способности симулируется лишь тем, что нагрузка белком сопровождается выделением поваренной соли.

В Ростокской клинике Майпцер показал, что три основных симптома diabetes insipidus — полидипсия, полиурия и неспособность к концентрации—не обязательно находятся в причинной связи. Например, в двух случаях после прекращения вдыхания порошка из гипофиза, устранявшего полиурию, первым признаком возобновившейся болезни было значительное увеличение веса. Если бы полиурия была первичная, получилось бы обратное. Таким образом, полидипсии может не быть следствием полиурии или пониженной концентрационной способности. Слабость концентрации также не является следствием полиурии, так как она наблюдается до появления последней.

Во всяком случае, все авторы сходятся на том, что, по крайней мере, при длительном течении наступает привыкание к полиурии и ее последствиям; вследствие этого полиурия приобретает вторичную вынужденную самостоятельность: прекращение подвоза жидкостей вызывает сгущение крови, что в свою очередь обусловливает жажду. Таким образом, клинически чисто почечные формы с потерей способности к концентрации, как подчеркивает Бауэр, невозможно отличить от первичных нарушений выделения воды — первичных полиурий с сохранившейся способностью к концентрации. При этом тяжелом положении с дифференциальным диагнозом нужно, по крайней мере, требовать, чтобы больных тщательно наблюдали в больницах. В отношении диагностического применения функциональных проб надо оговорить, что практическое значение имеет лишь положительный результат, так как это позволяет исключить часто психогенные формы.

Случаи с отсутствующей или пониженной концентрационной способностью можно распознать при помощи не совсем безопасной пробы с жаждой (обычная проба по Фольгарду для функционального исследования почек) или дачей Юг соли. Проба с жаждой не уменьшает количества мочи и не повышает ее удельного веса, а подвоз соли увеличивает количество мочи повышенного удельного веса. По Коранин можно определить рефракцию сыворотки, выделившейся из сгустка крови и запаянной в каниляр при помощи инструмента Пульфриха. Повышение рефракции после жажды говорит за первичную полиурию, а неизменность ее — за первичную полидипсию.

Однако на основании того, что концентрационная способность нормальна, нельзя считать определенный случай чисто психогенной формой несахарного мочеизнурения. По Бауэру же, такой диагноз допустим, если при наличии других психических аномалий на болезнь можно повлиять внушением.