Гейгель предложил судить о величине сердца не только на основании определения его контуров, но ни его объема. Делал предположение, что объем сердца приблизительно соответствует шару, он получает ряд цифр, хотя и неправильных абсолютно, но годящихся для сравнения; выводятся они по отношению и весу тела. Уравнительный сердечный коэффициент лежит между 15 и 23. Цифры выше и ниже этих показывают, что для данного субъекта сердце или очень велико, или чересчур мало.

На большом материале Гейгель нашел, что по этому методу приблизительно в 10% можно констатировать малое сердце. У людей молодых он считает эту находку совершенно безобидной. У лиц свыше 27 лет и находит чересчур малое сердце при скрытом туберкулезе, а также у слабых и нервных больных. Интересно, что капельное сердце также оказалось чересчур малым только в 10% всех  комбинаций с низким кровяным давлением Гейгель, рассматривал как corparvum debile. Впрочем, метод Гейгеля, по-видимому, не привился в клинике.

Колебания объема биения при нагрузке работой лишь в виде исключения могут стать предметом диагностики, как, например, при известных исследованиях Морица над велосипедистами-гонщиками; все же мне кажутся заслуживающими внимания наблюдения Майера, который после тяжелого желудочного кровотечения нашел у больного гораздо меньшее сердце, чем после того, как больной поправился. Мейер также установил экспериментально при помощи кровопускания, до какого времени количество крови восполняется притоком тканевой жидкости и в связи с этим сердце снова приобретает прежний размер. Понятно, что систола и диастола также влияют на размер сердца. Однако пульсаторные колебания, наблюдаемые на рентгеновском экране, равны лишь нескольким миллиметрам. По Гегелю изменения объема между систолой и диастолой преимущественно приводят к перемещению границы между желудочками и предсердиями.

Никогда не следует забывать, что из данных, полученных относительно величины сердца, нельзя выводить никаких заключений относительно его гипертрофии и еще меньше относительно его работоспособности. Таким путем мы определяем только размер и невозможно отличить дилатацию от гипертрофии, невозможно также отделить компенсаторную дилатацию от застойной, хотя, конечно, при очень значительном расширении вправо всегда возникает предположение о застойном происхождении дилатации.

Надо заметить, что на основании наших современных знаний о механике сердца разделение дилатации на компенсаторную и застойную, в особенности после исследований Штрауба, не выдерживает критики. Пои каждой дилатации начальное напряжение повышается, а вместе с этим возрастает и работа сердца; это происходит в одинаковой степени, зависит ли дилатация от увеличения артериального сопротивления и образовании систолического остатка или от того, что ослабевшая мускулатура сердца более не в состоянии в той же степени, как в норме, опорожнять содержимое своих полостей даже при не повышенном сопротивлении. Таким образом, оба вида дилатации должны вести к усилению работы сердца и действовать компенсаторно. С другой стороны, в последнее время считают вероятным расширение вследствие понижения тонуса сердечной мышцы, что естественно не ведет к повышению первоначального напряжения.

По Кирху, такое расширение не ведет к расширению желудочков, а ведет к их удлинению.