Естественно, что для понимания первичных психических процессов необходимо углубиться в психическую жизнь больного. Для этой цели служат систематически разработанные методы, начиная с обычного точного анамнеза до настоящего психоанамнеза.

От психогенных расстройств приходится дифференцировать очень сходное по симптомам эндокринное расстройство. В первую очередь сюда относится нарушение, называемое тиреотоксикозами, хотя нарушение полового аппарата, как, например, менопауза, также могут вызвать явления, похожие на психогенные.

Настоящие хронические интоксикации также могут быть похожи на психогенные расстройства. Определенное сходство с психогенными расстройствами имеют также состояния, которые известны нам как конституциональная неполноценность аппарата кровообращения, но согласно опыту войны они в большей степени вызывают настоящую недостаточность, особенно при непривычных напряжениях.

Явления, вызванные изменением положения сердца, также могут быть спутаны с психогенными; вспомним описание опущения и высокого стояния диафрагмы и гастрокардиального симптомокомплекса.

Наконец, при диагнозе нервных расстройств циркуляций надо исключать органические изменения аппарата кровообращения.

В первую очередь здесь приходится иметь дело с мио- и эндокардитами, особенно с endocardilis lenta. По этому вопросу я отсылаю к соответствующим отделам, здесь же замечу лишь, что, собирая анамнез у этих легко внушаемых нервных больных, надо быть очень осторожным при расспросах. Нервный субъект обычно сам не жалуется на одышку при физических напряжениях, но если его спросить об этом, то он очень часто дает положительный ответ и искренне удивляется, если ему тут же на опыте показывают, что его указания неправильны. Однако, в общем обычно нетрудно обнаружить действительную недостаточность при органических заболеваниях и таким образом дифференцировать от психогенных явлений. Не следует смешивать симптомы, наступающие при субфебрильных состояниях, особенно при латентных эндокардитах, как-то: быструю утомляемость, склонность к головным болям и вазомоторную лабильность, с общей нервностью. Понятно, и у нервных, бледных, ослабленных людей иногда могут наблюдаться шумы; выше мы уже говорили об их отличии от органических шумов. У пожилых пациентов наибольшую трудность представляет отграничение психогенных картин болезни от артериосклеротических и сифилиса аорты. Выше уже было сказано, как поступать в этих случаях.

Диференциальный диагноз некоторых редких заболеваний.

Опухоли сердца встречаются очень редко и обыкновенно не поддаются диагнозу; замечательно, какие незначительные расстройства они вызывают, даже если поражают проводниковую систему. Едва ли возможно также поставить диагноз абсцесса сердца. То же самое надо сказать относительно паразитарные инфекций, как-то: эхинококк а и цистицерка; возможен лишь предположительный диагноз, да и то тогда, когда эхинококк установлен где-нибудь в другом месте и картину болезни осложняют повторные эмболии.

Наконец, вряд ли возможен диагноз шаровых тромбов и сердечных полипов, иногда развивающихся из варикозных расширений вен предсердий.

Более важным в дифференциально-диагностическом отношении является тоже редкое заболевание, известное под именем arteriitis nodosa. По Груберу было известно 44 случая этой болезни, описанной впервые Кусмаулем и Майером. Затем было опубликовано еще 14 случаев.