Фишлер пытается объяснить эти депрессивные состояния алкалозом, т. е. нарушением минерального обмена. Я хочу далее обратить внимание на то, что явления, выделенные в экспериментах Фишлера в группу гликопривных расстройств, он теперь считает идентичными с гипогликемией, наблюдаемой после больших доз инсулина. Мне не хочется обойти молчанием мнение Уибера, который связывает учащение заболеваний печени в последние военные и ближайшие послевоенные годы с обеднением гликогеном вследствие недостаточного питания. Наконец, я хочу отметить, что третье расстройство, отграниченное Фишлером, центральный некроз долек, который клинически описывается как позднее последействие хлороформа, по Фишлеру ведет к понижению сопротивляемости к трипсину и имеет прямое отношение к острой атрофии печени.

Явления гепатаргии следует отличать от холемических явлений, зависящих от перехода желчи в соки организма. При этом, как известно, появляется не только желтуха, но и кожный зуд, замедление пульса, понижение кровяного давления, кровоточивость, гемералопия и ксантопсия, отсутствие аппетита и исхудание, своеобразный запах и т. д. Понятно, что в отдельных случаях могут совместно встречаться гепатаргические и холемические явления.

Мы так же мало здесь можем остановиться на теории желтухи, как мы останавливались на гепатаргии. Достаточно указать, что по Паунину желтуха всегда является симптомом заболеваний желчных путей, так как, повидимому, желчный пигмент окончательно не формируется в печеночной клетке (внутри клетки пигмент ни разу не был обнаружен), но что красящие вещества приобретают свои свойства лишь в момент секреции желчи. Это положение Паунина, по-видимому, и на сегодняшний день имеет значение для понимания некоторых острых гепатитов, но в остальном не разделяется многими авторами. Так, например. Любарш утверждает, что билирубин образуется в самой печеночной клетке, и доказывает это образованием желчного пигмента в метастазах рака печени, которые не содержат звездных клеток Купфера; правда, этим он скорее возражает не Паунину, а оспаривает участие ретикуло-эндотелиальной системы в образовании желчных пигментов. Благодаря этому учению Ашофа и Гийманса ван ден Берга о значении ретикуло-эндотелиальной системы снова был поднят старый вопрос, является ли каждая желтуха гепатогенной или, кроме того, имеется внепеченочная желтуха. Существование ангепатогенного или, по Лгобаршу, ангепатоцеллюлярного образования желчных пигментов вряд ли может быть оспариваемо после исследований школы Ашофа и ГиймНС ван ден Берга. Можно лишь сомневаться в его количественном значении. Во всяком случае, новейшие экспериментальные исследования не внесли достаточно ясности в вопрос о желчеобразовании.

Имеет целью ощупать орган и особенно его нижний край, определить чувствительность органа, его плотность, гладкость пли неровность его поверхности и особенно толщину края, и чувствительность няцизуры и желчного пузыря. Важнейшими дифференциально-диагностическими признаками, позволяющими установить принадлежность к печени опухоли, выдающейся за ее контур, являются: подвижность при дыхании, возможность проследить переход опухоли к легочному краю, особенно пальпация угла, в котором отшнурованная доля или опухоль пузыря переходит в печень, ощупывания края печени, находящегося над опухолью (при опухолях пузыря) и характер ее боковой подвижности.