Ремгельд преимущественно наблюдал его при отсутствии или понижении кислотности, но не при повышенной кислотности или отсутствии, ее при раке. Клиническая картина напоминает грудную жабу или вазомоторную псевдоангину и характеризуется тяжестью и чувством давления в левой стороне груди, а также болями у верхушки, иррадиирущими в плечо. К этому могут присоединиться экстрасистолы, доходящие до приступов пароксизмальной тахикардии или, с другой стороны, брадикардии и часто общее нервное расстройство, например, головокружение, боязнь, обмороки. Характерно, что расстройство появляется после приема пищи или ухудшается после него, особенно если больные ложатся после еды. Типично облегчение, которое испытывают больные, если им удается отрыжка или рвота. Хождение или лежание на левом боку (что облегчает отрыжку) облегчает страдание так же, как и отхождение газов. В периоде между двумя приступами и в свободное от приступов время больные могут совершать значительную физическую работу и в это время исчезают также все объективные признаки. На рентгеновской картине видно поперечное положение сердца, вызванное левосторонним высоким стоянием диафрагмы, а также кажущееся расширение аорты, обусловливаемое высоким стоянием сердца. Задачей дифференциального диагноза является отграничить это состояние, особенно частое у мужчин средних лет, от артериосклеротических или вазомоторных нарушений. Высокое стояние диафрагмы определяют рентгенологически, а для различия от действительных расширений аорты важно просвечивание по косому поперечнику.

Ремгельдовский синдром, несомненно, иногда встречается у людей со здоровым сердцем. Но следует подчеркнуть, что он гораздо чаще наблюдается у разного рода сердечных больных и прежде всего у людей с коронарным склерозом, миодегенерацией и аортитом. Поэтому наличие синдрома Ремгельда заставляет подозревать органическое заболевание сердца.

Слабость сердца может также появиться в результате облитерации перикарда, хотя последняя, как известно, может и клинически протекать без симптомов. Это продолжается до тех пор, пока перикард сохраняет эластичность и в состоянии следовать за движениями сердца. Если же заращенный перикард утолщается и сжимает сердце, деятельность последнего нарушается и появляется обычная сердечная слабость. Фольгард указал на то, что сжатие сердца уплотненным неподатливым перикардом делает невозможным застойное расширение правого сердца, несмотря на выраженную сердечную слабость; отсутствие такого правого расширения, по его мнению, является важным дифференциально-диагностическим признаком по отношению к другим слабостям сердца. При облитерации перикарда появляется картина, которую Фольгард называет «приточным застоем». А именно ясные явления значительной сердечной слабости и венозного застоя, большая застойная печень с ранним асцитом, резкое набухание шейных вен, которые не спадаются и при вертикальном положении тела и отличаются характерным двойным систолическим и диастолическим коллапсом, очень высокое венозное давление при изменении по Морицу и Табора и наряду с этими явлениями, определяющими картину болезни, полное отсутствие увеличения правого сердца, чистые тихие тоны и хотя малый, но равномерный пульс. При наличии такого противоречия Фольгард считает возможным диагноз—заращение перикарда, даже если отсутствуют признаки медиастинальных сращений, как, например, уже описанные систолические втягивания и диастолические выпячивания.