Психические травмы, непосредственно касающиеся органа, могут быть, конечно, самого разнообразного характера и проявляться по Ганзену лишь после длительного скрытого периода; для больного они являются иногда желанным поводом к тому, чтобы до некоторой степени оправдать перед собой чувство общей неработоспособности и могут благодаря этому держаться долгое время.

Это уже близко стоит к группе феномена проявления, где психическая травма нередко не затрагивает органа; это скорее использование болезни для достижения определенной, не сознаваемой самим больным цели, например, для возбуждения внимания или сострадания. Как часто, например, истерики не хотят, есть, если чувствуют, что за ними наблюдают, и едят тайком; как часто, с другой стороны, они истощаются вследствие мнимой анорексии и разучиваются, есть, так что их надо вновь обучать этому. Однако даже менее выраженные эгоцентрические ощущения могут вызвать болезненные симптомы, например, страх перед чем-нибудь неприятным; известна, например, утренняя рвота, прекращающаяся по праздникам и во время каникул. Однако рвоту беременных нельзя относить к психогенным реакциям, как это некоторые полагают. Наряду с многочисленными наблюдениями больных за это убедительно говорит ацетонурия, уробинурия и другие симптомы расстройства функции печени, а также повышение проницаемости гематоэнцефалического барьера. В этом же смысле следует расценивать и специфическое действие на рвоту беременных средств, повышающих тонус симпатического нерва (адреналин, симпатол и др.).

Довольно характерную картину представляют и привычные аэрофаги; больные жалуются на чувство давления и полноты в области желудка, временно уменьшающееся в результате отрыжки. Эта большей частью пустая отрыжка является наиболее тягостным и характерным симптомом. Она, безусловно, зависит от психических влияний, тягостна для больных, особенно если они находятся в обществе, ослабевает, когда на них не обращают внимания, и не зависит от характера и времени приема пищи. Больные, страдающие нередко и нервной анорексией, могут худеть. Иногда можно непосредственно установить вздутие желудка, реже — общий метеоризм. В некоторых случаях аэрофагия наблюдается и у больных с органическими страданиями желудка, например, с язвой его. На своеобразные аэрофагические судороги, наблюдавшиеся Г. Куршманом при послегрипозном спазме гортани, было указано выше.

Было бы, однако ошибкой искать «нервные диспепсии» только у истериков, гипохондриков и неврастеников. Весьма нередко диспепсические симптомы встречаются и при психопатических состояниях; впервые указал на это Дрейфус. Особенно часто они наблюдаются при «психозах приемных часов», циклотимиях и других формах депрессивно-маниакальных состояний. При других психозах, от шизофрении до прогрессивного паралича и пресбиофрении включительно, также встречают «нервно-диспепсические» состояния, но только значительно реже, чем при периодических психопатиях.

При разборе этих многообразных патологических состояний с дифференциально-диагностической точки зрения, становится ясно, что как бы ни было сильно интуитивное подозрение врача на психопатию, первой его обязанностью, даже при совершенно неопределенных и не совсем обычных жалобах больного, долито быть всестороннее исследование последнего на предмет обнаружения органического страдания.