Из анамнеза можно было установить, что у них уже с юношеского возраста не хватало свойственной их нормальным сверстникам охоты к физической деятельности и впоследствии они или выбирали занятие, не сопряженное со значительным физическим напряжением, или скоро меняли его на более легкое. При исследовании путем обычных методов функциональной диагностики у них нельзя было обнаружить никаких признаков недостаточности сердечной деятельности и их жалобы ограничивались преимущественно жалобами на сердцебиение и учащение пульса, а при сильных движениях на одышку, стеснение в груди иногда на наклонность к обморокам; лишь в редких случаях можно было открыть характерные признаки общей нервозности. В лазарете они быстро поправлялись, но как только возвращались в строй, то снова становились неспособными к службе. Впоследствии по предложению Венкебаха такие больные были сведены в специальные команды и обратно посылались только те, которые хорошо переносили военные упражнения.

Получалось впечатление, что такие люди обладали не больным, а мало работоспособным сердцем и были очень чувствительны к всякого рода напряжениям и раздражениям. С таким состоянием мы были знакомы уже и раньше; его приходилось встречать как следствие однократного сильного перенапряжения сердца, например, у спортсменов, так и при хроническом перенапряжении, иногда даже в связи с ясными, хотя и кратковременными признаками сердечной недостаточности. Крель превосходно описал такое состояние, а Да Коста ввел для него очень удачный термин «перераздражение сердца». Понятно, что все эти явления, особенно страх перед сердечной болезнью, могут комбинироваться с нервными расстройствами. Но все же часть таких людей, пробыв некоторое время в упомянутых специальных командах, выходила из них с вполне работоспособным сердцем. Отсюда, следовательно, видно, что с помощью целесообразного и осторожного упражнения можно укрепить даже, и мало работоспособное сердце. Зависимость сердечных явлений от однократного перенапряжения сердца обыкновенно установить легко, затруднительней это по отношению к хроническому перенапряжению. Здесь интересно наблюдение Бека, по которому оказывается, что большая часть горных проводников и вообще людей, занимающихся горными восхождениями, имеет увеличенное сердце и сердечные шумы. Далее Мюллер отмечает, что из числа солдат, поступавших в лазареты по поводу расстройств сердечной деятельности, можно было выделить особую группу ландштурмистов между 40 и 45 годами, которые производили впечатление настоящих стариков, уже раньше, так сказать, износились на тяжелом физическом труде и были совершенно неработоспособны. Наконец, Крель, в качестве классического примера вредного влияния хронического перенапряжения, приводит наблюдения Пикокка над английскими рудокопами, которые часто уже в возрасте 40 лет умирают от сердечной слабости. Конечно, едва ли будет справедливым относить такие случаи исключительно на счет одного только перенапряжения, так как, несомненно, здесь могут иметь значение и другие причины, например, бывшие ранее инфекции, алкоголизм, артериосклероз и т. п.

Помимо важного значения конституциональных аномалий, война вместе с тем показала нам, к какой напряженной работе способно органически больное сердце, если этого требует от него твердая воля его хозяина.