Тщательное физическое обследование необходимо и из терапевтических соображений; оно нередко действует успокаивающим образом на больного, особенно при авторитетном заверении об отсутствии у него органических заболеваний; кроме того, одно оно может дать знающему врачу необходимую уверенность для психического воздействия на подобных больных. В остальном необходимо, конечно, тщательное дифференцирование от всех возможных страданий желудка и кишечника. При гастральных чаще всего необходимо дифференцировать от язвы желудка и двенадцатиперстной кишки и от расстройств на почве сращений. Совершенно правильно утверждают, что с уточнением диагностики язвы диагноз нервной диспепсии стал реже; следует, однако, помнить и о гастрических и свинцовых кризах и вообще иметь в виду все описанные возможности гастральгий. В отношении секреции желудка необходимо еще раз подчеркнуть особую изменчивость ее, нередко симулирующую anaciditas; Г. Куршман при помощи своего «аппетитного завтрака» нашел именно в подобных случаях нормальную кислотность.

Если на первом плане стоит рвота, то надо исключить, прежде всего, рвоту центрального происхождения и не просмотреть беременности. При жалобах на отсутствие аппетита и неприятные ощущения со стороны желудка, следует исключить не только хронический гастрит, но и уремические и субфебрильные состояния, а также начинающийся туберкулез. При неопределенных жалобах следует подумать и о helmenthiasis. Это только несколько примеров органических заболеваний. Значительно трудное отличие от описанных выше конституциональных состояний слабости, двигательных и секреторных расстройств. Как уже было упомянуто, в двух последних случаях значительную роль играют психогенные влияния и отличить их от внутрисекреторных воздействий или влияний со стороны вегетативной нервной системы едва ли возможно; поэтому часто поднимался вопрос, следует ли вообще считать двигательные и секреторные расстройства самостоятельными клиническими картинами. Конечно, ответ на этот вопрос, с точки зрения терапевта, в данном случае специалиста по болезням желудка, будет иным, чем со стороны психотерапевта. Однако нельзя сомневаться в том, что эти расстройства встречаются не только в качестве симптомов органических заболеваний или конституциональной неполноценности, и что при психогенном их происхождении они могут сделаться до известной степени самостоятельными.

Психогенно «нервных желудочных и кишечных симптомов» удается установить большей частью уже на основании точного анамнеза, учета подобных же расстройств со стороны других органов и оценки всей личности больных. Лишь в редких случаях, особенно при наличии упорных расстройств, для определения психогенно приходится прибегать к гипнозу или психоанализу. Подтвердить диагноз могут иногда и терапевтические воздействия. Известно, что при психогенных расстройствах лечение, направленное исключительно на один какой-нибудь орган, нередко оказывается безрезультатным; что, например, боли не проходят под влиянием строгой язвенной диеты, дающей при язве обычно хороший эффект и что, наоборот, лечение, совершенно игнорирующее желудок и сознательно отвлекающее внимание больного от источника жалоб, может оказаться успешным.