Приходилось наблюдать, как очень много командиров с компенсированными пороками клапанов замечательно хорошо переносили все тягости походной жизни. Но при этом, как мне кажется, необходимо, чтобы «болезнь» совершенно прошла. Следовательно, небольшая мышечная или аортальная недостаточность, образовавшаяся, например, лет 20 назад после скарлатинозного эндокардита и обусловленная небольшим дефектом клапана — и после этого никаких новых заболевании, допускает при полной компенсации полную работоспособность сердца и даже при сильных напряжениях не вызывает никаких расстройств. Венкебах приводит даже пример, где больной с arhythn.ia рег- petua в продолжение нескольких месяцев без всяких затруднений нес службу в окопах. Со своей стороны могу указать на случай, когда один командующий армией, несмотря на аневризму аорты, был на войне два года. Наоборот, сердца с гораздо менее значительными дефектами, в которых воспалительный процесс постоянно обостряется под влиянием ангин и т. п., много хуже в функциональном отношении.

Перейдем к отдельным данным, важным для дифференциального диагноза.

Относительно легко бывает правильно оценить те расстройства сердечной деятельности, которые появляются в течение лихорадочных заболеваний. Помимо учащения пульса, зависящего от повышенной тёмпературы, такие расстройства, как аритмии, признаки начинающейся недостаточности в виде набухания печени, синюхи, одышки, ясно указывают на токсическое или воспалительно-инфекционное поражение сердца.

Однако из исследований Ромберга и Песлера мы знаем, что когда у больного, например, при пневмонии, развивается картина острой инфекционной слабости сердца, то часть при этом дело заключается собственно не в сердечной, а в вазомоторной слабости. Сердце плохо наполняется, периферия беднее кровью и последняя вследствие паралича n. sptanchnici скапливается в его области. Следствием такого вазомоторного расстройства является малый, учащенный и мягкий пульс, бледность, похолодание конечностей и коллапс. Гергардт совершенно справедливо указывает, что картину сердечной слабости дает больной с декомпенсированным пороком клапанов, а картину сосудистой слабости—человек, находящийся в обморочном состоянии. У постели больного не всегда представляется возможным различить первичную сердечную слабость от вазомоторной, хотя Эдене и говорит, что при последней можно наблюдать сильное падение кровяного давление без внешних признаков застоя, тогда как при первой это связано с наклонностью к легочному отеку и общему венозному застою. Кроме того, и само понижение кровяного давления при первичной слабости сердца выражено в меньшей степени. Но встречаются и смешанные формы, когда, например, наряду с бледностью имеется и цианоз, особенно на губах и щеках. С другой стороны, Гергардт указывает, что расширение области видимой пульсации и сердечного толчка, а также ритм галопа при коллапсе, едва ли когда наблюдаются в лихорадочной стадии инфекционных болезней, чаще эти явления приходится встречать как последствия острых инфекций, а также при хронических лихорадочных состояниях, туберкулезе и хроническом сепсисе.