Дифференциальный диагноз не имеет практического значения, поскольку нервная грудная жаба лишь исключительно редко протекает с астмоподобными явлениями.

Некоторое дифференциально-диагностическое значение может иметь мокрота сердечных больных. Самой характерной является пенистая, богатая белком, мокротанрилеточном отеке. Но и при обыкновенных застойных катарах мокрота гораздо богаче белком, чем при других бронхитах; такое свойство можно использовать в дифференциально-диагностическом отношении, но не надо забывать, что много белка содержится и в туберкулезной мокроте. Чрезвычайно характерным для застоя в легких, особенно при митральных стенозах, являются так называемые клетки сердечных пороков как выражение имеющейся бурой застойной индурации легких. По данным Орта их надо рассматривать как альвеолярный эпителий, заключающий в себе железосодержащий пигмент. Распознавание их нетрудно, в сомнительных же случаях можно произвести микроскопическую реакцию (берлинская лазурь).

Кровь в мокроте сердечных больных указывает на легочную эмболию; небольшая ее примесь часто встречается при сильном застое и отеке легких. (Дифференциальный диагноз см. в отделе о кровохаркании.) Иногда очень сильные профузные кровотечения наблюдаются при стенозе митрального клапана, но вообще обильные кровотечения, если не считать случайного прорыва аортальной аневризмы в бронх, явление редкое. Между прочим, надо сказать, что прорыв аневризмы не всегда обязательно смертелен. То же относится и к полной эмболии и тромбозу легочных артерий. При медленно развивающемся закрытии сосуда вместо легочных артерий начинают функционировать бронхиальные, и, по крайней мере, при покойном положении больного в постели кровообращение поддерживается в достаточной степени.

Явления со стороны почек.

Нередко приходится решать вопрос, является ли альбуминурия следствием сердечного заболевания (главным образом в виде застойной почки) или наряду с расстройством кровообращения имеется также нефрит. Тот или другой ответ на этот вопрос имеет часто решающее значение для терапии, как например, при назначении ртутных препаратов в качестве мочегонного; он строго противопоказан при нефрите, при застойной же почке часто действует великолепно. В общем, скудное количество мочи высокого удельного веса с незначительным содержанием морфологических элементов (единичные гиалиновые цилиндры и эритроциты) говорит за чистый застой. Но надо иметь в виду, что хотя содержание белка при застойной почке обыкновенно и не высоко, но все же оно может достигать 5—6 promille.

Более сильное повышение кровяного давления в большинстве случаев можно считать признаком первичного заболевания почек. Однако в нескольких случаях, наблюдавшихся мною в Кельне (описаны Гюртером), я находил значительное повышение кровяного давления при множественных почечных эмболиях без нефритических изменений. Больные страдали первичными поражениями сердца со всеми свойственными им симптомами (цианоз, одышка, сердечные отеки). Вполне понятно, что вследствие значительного напряжения почечной капсулы застойные почки часто сопровождаются болями в почечной области.