Диафрагма может быть оттеснена очень высоко, так что иногда эхинококк приходится дифференцировать от плевритического процесса, потому что хотя большей частью респираторная подвижность печеночно-легочной границы, и сохранена, но, с другой стороны, бывают случаи, когда он врастает и плевру. Выясняет дело обыкновенно рентгеновская картина. Если растущий вверх эхинококк развивается в левой доле, то сердце приподнимается, а не оттесняется вправо, как при плевритическом выпоте. Далее, эхинококк может развиться внутри печени и прощупываться в ней как опухоль. Тогда получается неравномерное увеличение печени, ограниченное одной долей, причем эхинококковый пузырь или представляется в виде массивной опухоли, или дает ограниченную местную флюктуацию. Как известно, эту флюктуацию лучше всего исследовать таким образом: на подозрительное место накладывают три пальца в растопыренном положении и постукивают по среднему; кроме того, обращают внимание и на так называемое дрожание,

Оно зависит от столкновения дочерних пузырей и по Сали дает ощущение настоящего дрожания; но в такой форме это явление вообще редкое.

При больших растущих вверх эхинококках Шофар описал другой пифлюктуации. Если положить руку на спину под лопатку и постукивать спереди на уровне V—VI ребра, то ощущается флюктуация, которую будто бы чувствует даже сам больной.

В других случаях эхинококк сдавливает желчные пути, результатом чего является, конечно, тяжелая компрессионная желтуха. Чаще всего это бывает при эхинококках, развивающихся на нижней поверхности печени, иногда даже небольших, например, исходящих n3lolnilus spigelii. В таких случаях его часто невозможно прощупать, и имеющееся увеличение печени с желтухой дает повод предполагать гипертрофический цирроз, рак желчного протока или камни. Увеличения селезенки при эхинококке обыкновенно не бывает. Но мне припоминается один случай, где это все-таки имело место.

У больного была сильная желтуха, увеличенная печень и селезенка и он был переведен из хирургического отделения во внутреннее с диагнозом гипертрофического цирроза. Здесь он начал сильно лихорадить, и был переведен обратно с диагнозом печеночного абсцесса. Ночью он умер от сильного кишечного кровотечения. На вскрытии оказался эхинококк нижней поверхности печени, сдавливавший ductus choledochus.

Лихорадка объяснялась просмотренным туберкулезом головки бедра.

Эхинококки, развившиеся на нижней поверхности печени, могут представляться совершенно самостоятельными кистозными образованиями и давать повод к смешениям с кистами желчного пузыря, поджелудочной железы и сальника. Если такое образование обладает боковой подвижностью и может быть смещено по дуге, центр которой лежит под печенью, то можно еще сказать, что оно связано с печенью; но отличие от увеличенного желчного пузыря, обладающего такой же подвижностью, возможно лишь на основании других сопутствующих симптомов.

Таким образом, разнообразная картина, которую дает эхинококк, заставляет всегда предполагать его возможность в неясных случаях заболевания печени; тогда необходимо выяснить дело путем тщательного сбора анамнеза, исследования на аозинофилию и производства специфических реакций. Во многих случаях целесообразна рентгенодиагностика без наложения пневмоперитонеума, который при современной технике излишен.

Эхинококк печени не только часто нагнаивается, но может и прорываться в соседние органы.