На лапаротомии оказалось только очень значительное увеличение левой доли печени, но, несмотря на повторные пробные пункции, абсцессов не оказалось. Больной выздоровел. Микроскопическое исследование иссеченного кусочка печени показало присутствие интерстициальных воспалительных гнезд с новообразованием желчных ходов. Битторф, описавший подобный же случай, и Наунии держатся того мнения, что такие случаи надо рассматривать не как настоящий гепатит, а как ограниченные холангиты.

Очень важным в дифференциально-диагностическом отношении кажется мне недавно описанный Френкелем случай, который представляет особый интерес вследствие подробных данных вскрытия и бактериологического исследования.

40-летний мужчина заболел 8 дней назад при явлениях желудочно-кишечного катара. При исследовании небольшая лихорадка, сильный понос, в испражнениях ни кропи, ни слизи, ни патологических зародышей. Печень увеличена, при пальпации неровная, в моче 6 pro mille белка и много цилиндров. Вскоре лихорадка прекратилась, поносы прошли, и количество белка стало меньше. Через неделю снова лихорадка, прогрессирующая желтуха и отеки нижних конечностей. На следующей неделе смерть в безлихорадочном периоде. На вскрытии, кроме отека слизистой оболочки восходящей и слепой кишок, оказалось увеличение печени: при микроскопическом исследовании холангит и перихолангит мелких желчных ходов. Из крови сердца была выращена бацилла, похожая на паратиф А, которая, кроме того, была доказана и в стенках воспаленных желчных ходов. При прививках морским свинкам она вызывала смертельный холангит и перихолангит. На этом основании Френкель считает заболевание гематогенным.

Из этого случая видно, что такого рода гематогенные инфекции желчных путей могут вести к альбуминурии. Между прочим, при вскрытии было найдено также увеличение селезенки, не доказуемое при жизни. Общая клиническая картина едва ли давала повод к смешению с болезнью Вейля.

При длительной нагноительной лихорадке всегда надо подумать о печеночном абсцессе. Для такого диагноза, прежде всего, необходимо, чтобы у больного предварительно было какое-либо заболевание, после которого встречается развитие абсцесса. В нашем климате чаще всего он является следствием заболевания желчных путей или желчного пузыря, когда или происходит прорыв его эмпиемы в печень, или когда холангит ведет к гнойному расплавлению окружающей ткани. Далее, абсцесс печени встречается при аппендицитах и других процессах, имеющих следствием гнойные воспаления или тромбозы воротной вены. Если в анамнезе имеется недавно перенесенный брюшной тиф, то возможная такая этиология. У больных, вернувшихся из тропиков, надо иметь в виду возможность развития абсцесса после амебной дизентерии, тогда как после бацилярной он наблюдается лишь в исключительных случаях. Очень редко он может быть следствием какого-либо гнойного процесса в коже, например, фурункула; как известно, после фурункулов гораздо чаще развиваются паранефритические нагноения. Далее, абсцессы могут быть следствием непосредственных травм печени и даже, на что обращает внимание Леубе, повреждений черепа. Понятно также, что вполне возможно развитие метастатических абсцессов при септических эндокардитах и гангренозных процессах в легких. Наконец, явления абсцесса дает и нагноившийся эхинококк. Ввиду этого не следует забывать исследовать кровь па эозинофилию и производить преципитиновую реакцию и реакцию отклонения комплемента.