Как совершенно справедливо указывает Кер, мы, в сущности, диагностируем не желчные камни, а холецистит или холангит и лишь по опыту знаем, что в большинстве случаев холецистит развивается в желчном пузыре, уже содержащем камни.

Смотря по тому, остаются ли камни в желчном пузыре, пли пузырном протоке, или продвигаются в ductus choledochus, желчнокаменную болезнь делят на две больших группы, отличающиеся одна от другой как в прогностическом, так и в терапевтическом отношении. Формы последней группы, при которых часто имеется полная закупорка ductus choledochus, сопровождаются сильной желтухой с обесцвечиванием испражнений. При этом, как было уже сказано, уробилинурия отсутствует, а из проб с левулезой и галактозой положительный результат дает лишь первая.

Наоборот, процессы, ограниченные желчным пузырем, могут протекать совершенно без желтухи. Конечно, если одновременно имеется инфекционный холангит, может тоже быть, по крайней мере, временная, не особенно сильная желтуха, и» обесцвечивания испражнений при этом не наблюдается, существует уробилинурия, и пробы с левулезой и галактозой дают положительный результат.

Займемся сперва дифференциальным диагнозом процессов, ограничивающихся желчным пузырем. Благодаря отсутствию желтухи при них не всегда можно сразу сказать, исходит ли данное заболевание со стороны печени или желчного пузыря, но в случаях, где желчный пузырь прощупывается, диагноз обыкновенно нетруден.

Нормальный желчный пузырь настолько мягок, что, даже если он выдается за край печени, прощупать его не удается. Это становится возможным только тогда, когда он сильно напрягается вследствие скопления в нем воспалительного содержимого, или когда, вследствие уплотнения его стенок, он делается более резистентным; в исключительных случаях можно прощупать находящиеся в нем камни, или, если их много, ощупать пузырь в виде твердой опухоли. То, что прощупываемая опухоль представляет собой желчный пузырь, распознается по следующим признакам. На месте, соответствующем положению желчного пузыря, опухоль образует выпуклость, выдающуюся за край печени. Опухоли больших размеров имеют иногда форму груши или огурца: при таком ощущении очень вероятно, что верхняя часть опухоли прощупывается сквозь мягкий край печени. Далее, опухоль пузыря двигается при дыхательных движениях так же, как и край печени; если, как это часто бывает при большой опухоли, ее можно сдвинуть в сторону, то это удается лишь в пределах, соответствующих ее связи с нижней поверхностью печени, следовательно, не так, как при блуждающей почке. Кроме того, большие опухоли могут давать ложное balottement renal. Но опухоль желчного пузыря лежит всегда непосредственно под брюшными покровами спереди. С помощью надувания кишки воздухом она оттесняется еще более вперед, в противоположность почечным опухолям; это не удается только в том случае, если какая-нибудь часть кишечника, например, поперечная ободочная кишка, случайно располагается перед пузырем. Следовательно, надувание кишок не дает абсолютно надежных результатов и может иметь решающее значение только тогда, когда после него наблюдается явственное оттеснение опухоли по направлению к брюшной стенке. Иногда удается прощупать тянущийся над опухолью край печени. Этих признаков совершенно достаточно, чтобы без труда отличить опухоль желчного пузыря от других опухолей, например, почек или сальника.