Он различает спленомегалии с лейкопений и относительным лимфоцитозом (наибольшая группа, охватывающая разнообразные формы), спленомегалии с активно-миелоидной реакцией (якш-гаемовская и обертеновская splenique myeloide). Далее спленомегалии с лейкоцитозом и полинуклеозом (в основном туберкулез и сифилис селезенки) и. наконец, спленомегалии без изменения крови (Гоше).

Мы заканчиваем изложение диагноза наиболее важных заболеваний селезенки; сопоставим еще раз методы исследования, которые наряду с физическими методами необходимо применять во всех случаях неясной опухоли селезенки. Вассермановская реакция, подробное исследование крови, определение белкового и основного обмена и реакция селезенки на впрыскивание адреналина, наконец, исследование на плазмодии и лейшмании, а также, конечно, наблюдение над всем клиническим течением болезни и над действием на нее рентгеновских лучей. Такая сложность исследования требует, чтобы подобные больные наблюдались в клинической обстановке, тем более что прогноз и терапия тесно связаны с точным диагнозом.

Диференциальный диагноз заболеваний печени и желчных путей. Введение.

Печень играет центральную и весьма разнообразную роль, в «эомене веществ. Она участвует во всасывании и при следующем интермедиарном обмене, при накоплении и расщеплении всех пищевых веществ, она имеет большое значение при минеральном обмене, что давно известно для обмена железа, но, по-видимому, относится ко всем минералам и их ионам. Согласно новейшим исследованиям она играет важную роль и в водном обмене и при движении крови; наконец ей принадлежат и антитоксические функции. Поэтому надо было бы думать, что и в клинической картине расстройства обмена служащие выражением нарушенной функции печени, будут стоять на первом плане и иметь специальное дифференциально-диагностическое значение.

И действительно во французской и английской литературе – очень много симптомов относится на счет расстройств деятельности печени. В Германии до сих пор в этом отношении были много сдержаннее, потому что часто не имелось достаточно веских оснований, чтобы толковать эти симптомы в таком именно, смысле. К тому же клинический опыт и эксперимент не раз показывали, что для поддержания физиологической функции печени часто достаточно очень небольшого количества здоровой субстанции, не говоря уже о ее значительной способности к регенерации. Единственно только тяжелые явления отравления, наблюдающиеся у печеночных больных незадолго до смерти, можно, несомненно, считать следствием полного расстройства деятельности печени. Такие состояния, известные под именем гепатаргий, характеризуются прогрессирующей апатией, постепенно переходящей в сонливость и кому, впрочем, могут прерываться состояниями возбуждения, как-то: бредом и судорогами, иногда общими, иногда же ограниченными отдельными группами мышц.

В этой книге, посвященной клинической диагностике, я должен отказаться от более точного анализа явлений экспериментальной интоксикации печени, и отсылаю читателя к книге Фишлера «Патология и физиология печени» и к новейшему изложению этого вопроса Эппингером и Унбером. Здесь я хочу только отметить, что при депрессивных расстройствах (вялость, гиперестезия, атаксия) у собак с экковской фистулой, Фишлер наблюдал и каталептические явления. Это интересно потому, что подобные каталептические явления Дамш описал при эпидемической желтухе у маленьких детей.