В основе ее лежит ограниченный воспалительный процесс в media п adventitia сосудов, ведущий к образованию узелков и больших узлов, результатом чего является развитие небольших аневризм и тромбозов. В этиологическом отношении раньше ее считали заболеванием на сифилитической почве, так как в анамнезе часто можно доказать lues и так как со времени работ Гейбнера нам известна возможность развития милиарных аневризм сифилитического происхождения в мозговых артериях. Но в немногих случаях, где до сих пор была произведена вассермановская реакция, она оказалась отрицательной. Однако из литературы известен случай излечения этой болезни с помощью специфической терапии. В большинстве случаев сифилиса в анамнезе установить не удается, а встречаются указания на различные инфекционные заболевания, особенно на скарлатину. Гауну удалась прививка периартериита морской свинке, что заставляет думать о специфическом возбудителе.    

Клинически целый ряд симптомов говорит в пользу довольно острого инфекционного процесса, если только, конечно, они не обязаны своим происхождением какой-либо вторичной инфекции.

Болезнь протекает с лихорадкой, под картиной сепсиса, с увеличением селезенки и иногда даже с лейкоцитозом; Куршман наблюдал выраженную миелоидную реакцию белой крови. В других случаях эти симптомы совершенно отсутствуют, и на первый план выступает прогрессирующая анемия, относительно которой еще не установлено, является ли она гемолитической или следствием потерь крови.

В частности, смотря по распространению процесса и его вторичных осложнений, клиническая картина представляется очень разнообразной. В одних случаях мы имеем картину более или менее острого полиомиозпта пли полиневрита, в других она очень похожа на трихиноз. Нередко наблюдались кожные экзантемы, особенно пурпура. Иногда на первый план выступали явления со стороны паренхиматозных органов. Относительно часты геморрагические нефриты и сильные кровотечения в почечное ложе. Наблюдалось развитие кишечных язв или даже кишечной гангрены с последующим перитонитом, реже желтуха. Исходя из такого разнообразия симптомов, Шреттер полагает, что можно было бы различать нервную, мышечную, почечную и кишечную формы, и как более редкие печеночную и бронхиальную формы.

Диагноз болезни возможен лишь тогда, когда удается найти на периферических артериях узлы и узелки и правильно оценить их значение. Иногда также развиваются гематомы. Крец думает, что все-таки возможен предположительный диагноз, если наблюдается острое развитие узелков в подкожной клетчатке, а также при синдроме: эпигастрические судорожные боли, неврит и нефрит. В случае, описанном Мертеном, феномен Румпель-Лида был положителен.

Диференциальный диагноз основывается на том, чтобы установить связь прощупываемых узелков с артериями или, если это невозможно, то с помощью пробной эксцизии исследовать их строение; иначе их очень легко смешать с другими множественными узелками, например, реклингаузеновским неврофиброматозом или узлами цистицерка, так как они лишь редко пульсируют.

Здесь надо также остановиться на склерозе периферических вен, на флебосклерозе, который (относительно редко) поражает почти исключительно нижние конечности, особенно в области V. saphena. Он известен уже с 1883 г. (Лобштейн), но привлекает мало внимания. Склеротические вены удается прощупать в виде плотных, отчасти обызвествленных тяжей, и даже ясно их видеть.