Язвенного происхождения и кровотечения, наблюдающиеся после ожогов кожи, хотя они могут быть и паренхиматозными. К паренхиматозным кровотечениям надо причислить также холемические кровотечения при тяжелых желтухах, и, вероятно, также желудочные кровотечения после брюшных операций, которые, хотя и редко, наблюдались и у людей со здоровым до того желудком. Желудочные кровотечения при геморрагических диатезах происходят также per diapedesin.

Наконец, при подходящих условиях следует иметь в виду и то, что желудочные кровотечения могут быть симулированы. Известен случай повреждения задней носовой раковины помощью изогнутой проволоки и проглатывания крови, которая затем выделялась с рвотой.

Небольшие желудочные кровотечения, равно как большинство кровотечений, происходящих из далее книзу расположенных частей пищеварительного канала, не вызывают рвоты. Если эти кровотечения достигают значительной степени, то, как известно, они характеризуются дегтеобразной окраской испражнений. Обыкновенно распознавание их не представляет никаких затруднений. Если же случайно такая же окраска обусловливается приемами животного угля, висмута или других медикаментов, окрашивающих стул в черный цвет, то дело тотчас же выясняется с помощью химических реакций на кровь. Особенно важны эти реакции для доказательства очень небольших примесей крови, так называемых оккультных кровотечений.

Значение скрытых кровотечений.

Приступать к исследованию испражнений на присутствие в них незначительного, макроскопически незаметного количества крови можно только после того, как больной, по крайней мере, в течение трех, а лучше пяти дней не получал пищи, содержащей гемоглобин, следовательно, главным образом, мяса. Кроме того, хорошо, если в это же время он будет избегать сильно окрашенной растительной пищи, как-то: зеленых, содержащих много хлорофила овощей (салат, зеленые бобы), красной свеклы, а также какао.

Самым надежным способом нахождения красящего вещества крови является спектроскопический по Снапперу. Небольшое количество испражнений растирается в ступке с избытком ацетона, фильтруется и выжимается на фильтре пестиком. Сухой остаток снова переносится в ступку и растирается со смесью одной части уксусной кислоты с тремя частями уксуснокислого этила. Затем опять фильтруют и прибавляют к фильтрату четвертую часть пиридина и две капли сернокислого аммония. В случае присутствия гемохромогена получается характерный спектр, т. е. линия поглощения на границе желтой и зеленой его части.

Снаппер нашел, что гемоглобин может переходить в кишечнике в гематопорфирин, и потому предлагает исследовать спектроскопически и его. Фильтрат, полученный вышеописанным образом, или часть его, оставшаяся после исследования на гемохромоген, смешивается с четвертой частью

соляной кислоты и небольшим количеством эфира и встряхивается. Образуются два слоя, из которых в верхнем эфирном, можно найти

спектр гематина, а иногда и хлорофилла, а в нижнем, солянокислом, две полосы порфиринового спектра.

Раньше они обыкновенно производились в форме пробы Вебера (уксуснокислая эфирная вытяжка испражнений и прибавления гваяко-ловой настойки, бензидина или алоина и перекиси водорода). Но так как эти пробы оказались не совсем надежными, то Боас предложил пользоваться или модификацией бензидиновой пробы Грегерзена, или еще лучше данной им хлорал-алкоголь-гваяковой пробой.