Он думает, что под влиянием адреналина происходит сокращение имеющихся в селезенке гладких мышечных волокон, орган значительно уменьшается и вследствие этого лимфоциты как бы выжимаются. Однако Эме указывает, что адреналиновый лимфоцитоз, по-видимому, является следствием не одной только реакции селезенки, но одновременно зависит от состояния всей лимфатической системы и состояния раздражимости вегетативной системы, так что его нельзя относить исключительно на счет одной селезенки. В том же смысле высказываются Гримм и Ваттергефер.

После экстирпации селезенки картина крови изменяется u том смысле, что наступает временный полинуклеарный лейкоцитоз, который затем сменяется длительным лимфоцитозом. При этом происходит также временное увеличение числа красных кровяных шариков, но длительная полицитемия остается только в немногих случаях и тогда всегда можно обнаружить тельца Джолли в обильном количестве. Далее, после экстирпации селезенки у животных, у них увеличивается число кровяных пластинок. Кацнельсон полагает, что некоторые формы пурпуры с тромбопенией зависят от повышенного распада пластинок в печени. Наконец, Ашер и Вернет показали, что у животных, лишенных селезенки, может повыситься белковый обмен. Экстирпация селезенки дает такие противоречивые результаты, видимо, потому, что при этом наступает викарирующая деятельность лимфатических желез и купферовских звездчатых клеток, а может быть также и костного мозга, не говоря уже о частом присутствии добавочных селезенок. Этот взгляд подтверждается также и тем, что после экстирпации селезенки наблюдается припухание лимфатических желез, щитовидной железы и боли в костях.

Наконец, до некоторой степени можно судить о функции селезенки по количеству выделяемого в испражнениях уробилиногена, которое несомненно стоит в связи с обновлением крови.

Это все, что с уверенностью можно сказать относительно функционального исследования селезенки.

При клиническом исследовании, как известно, мы распознаем патологическое состояние селезенки по ее увеличению и надежнее всего путем перкуссии и пальпации. Удобнее всего производить ее при положении больного на правом боку. Со стороны спины больного исследователь левой рукой пытается проникнуть под реберную дугу и одновременно тыловой поверхностью правой руки сбоку и сзади давит на грудную клетку для того, чтобы приблизить орган к пальпирующей левой руке. Иногда удается ощупать орган хорошо или даже еще лучше, если при положении больного на спине проникнуть под реберную дугу спереди. Распознается селезенка по ее форме, гладкой поверхности, а при большом ее увеличении — и по характерной вырезке у верхнего края. В противоположность печени, которая смещается только вниз, она при дыхании двигается слева и сверху направо и вниз. Но, несмотря на это, при сильном увеличении левой доли печени иногда нелегко отграничить от нее селезенку. Здесь надо всегда попытаться проследить край печени возможно дальше вправо, а в очень сомнительных случаях прибегнуть к надуванию желудка, который всегда лежит между печенью и селезенкой, значит в медиальном направлении от последней. От почечных опухолей селезенка отличается тем, что первые обыкновенно расположены в более низких частях подреберья, затем характерной формой, а главным образом подвижностью при дыхании.