В школе с 7 лет, училась хорошо. Имела много подруг, среди них выделялась знаниями, хорошей успеваемостью. Занятия в общеобразовательной школе совмещала с обучением в музыкальной школе. Одновременно увлекалась математикой, участвовала в математических олимпиадах, получала похвальные грамоты.

Когда Е. было 12 лет, мать вышла замуж повторно; у пациентки появился отчим. Первые годы была недовольна замужеством матери, требовала, чтобы мать оставила отчима, демонстративно не ела с ними за одним столом, не разговаривала.

В 16 лет появились кратковременные периоды пониженного и повышенного настроения. Во время пониженного настроения анализировала своё поведение, те или иные поступки; считала себя неспособной; труднее становилось заниматься, хотелось лежать, испытывала слабость.

В периоды повышенного настроения была деятельной, взбудораженной, по-особому воспринимала музыку, успешно занималась, всё удавалось легко. Такие состояния вначале были короткими эпизодами: по 1—2 месяца; между ними было ровное настроение. К 17 годам они стали более продолжительными и непрерывно следовали одно за другим.

В 10 классе в течение двух месяцев была замкнутой, неразговорчивой, ничего не делала, много спала. Затем вновь появилась общительность, начала увлекаться мужчинами, легко знакомилась на улице, приглашая всех к себе домой. Успешно закончила школу с золотой медалью и поступила на математический факультет университета. Настроение оставалось повышенным, увлекалась музыкой, языками, решением трудных математических задач, не чувствовала усталости, мало спала. Изменилось отношение к матери — стала дерзкой, грубой.

В 18-летнем возрасте отмечалось подавленное настроение. Казалось, что один из её знакомых по-особому смотрит на неё, позже стала чувствовать на себе действие гипноза, оставила этого молодого человека. Самостоятельно поехала отдыхать на юг, но в поезде заметила, что пассажиры как-то по-особому двигаются, обращают на неё внимание, что-то говорят о ней; в их жестах улавливала особый смысл, испытывала страх.

По приезде на место это состояние продолжалось; всё окружающее выглядело необычным: солнце ярко светило, песок был странно жёлтый, люди неестественно быстро двигались.

Казалось, что хозяин квартиры и его мать следили за ней, они, по её мнению, были связаны с людьми в поезде. Затем возникло возбуждение, испытывала страх, убежала в горы. Через месяц такое состояние прошло. По возвращении в Москву продолжала

заниматься в университете. Настроение оставалось подавленным, затем оно резко изменилось — вновь стало повышенным; была активной, целый день занималась множеством дел, посещала вечеринки, выпивала, заводила на улицах знакомства. Ночами где-то бродила. Несмотря на внешнюю общительность, растеряла подруг, встречалась только с мужчинами.

С наступлением осени возникла тревога; бесцельно бродила по дому; настроение менялось в течение дня: то плакала, то смеялась. Принимала вычурные позы. Ощущала неприятные запахи. В таком состоянии впервые стационирована в психиатрическую больницу; при поступлении была заторможена, лежала неподвижно, безмолвно; отмечались явления восковой гибкости; кормилась через зонд. Через три недели состояние изменилось: стала возбуждённой, бегала по палатам, то смеялась, то плакала, то патетически простирала руки, застывала в различных позах. Считала, что от неё исходят ультракороткие волны, и у неё специально вызывают половое возбуждение, перебивают её мысли.