Ночь спит хорошо, сон крепкий, без сновидений. В течение дня настроение непрерывно меняется от экстатически восторженного до тоскливого. При беседе легко отвлекается. Считает, что всё вокруг делается только для неё, что она обладает природным даром гипнотизировать людей; сама она, по её словам, испытывает на себе «биотоки»,

исходящие из мозга других больных, при этом в голове возникает особое ощущение. Таким образом окружающие дают ей понять, что хотят с ней поговорить, и она подчиняется их воле. Считает, что её довели до болезни сотрудники по работе. Плохо спит ночами, просыпается, бродит по палате, много курит. Критики к своему состоянию нет.

(Входит больная.)

—           Здравствуйте, садитесь, пожалуйста.

(Больная, не садясь, начинает читать стихи.)

—           Любимый, путь ты избрал смелый.

(Прерывает чтение.)

Не те, нет, тут должно быть другое.

Страшного не может быть.

Улыбка, ослепительные зубы и всё об этом говорит.

Нет счастья без этого покоя, который здесь себе найду, Взгляни, ведь утро золотое встаёт, восток горит.

—           Как здоровье?

—           Нормально.

—           Больны?

—           Болезнь — экзогенный психоз.

—           Какая причина?

—           Не от наследственности, конечно.

—           В чём выражается Ваше заболевание?

—           Пожалуйста, я могу спеть «Соловья». (Начинает петь «Соловей,» Алябьева.)

—           Спасибо.

—           Я уже хочу математикой заниматься.

—           В этот раз путешествия на Марс не было?

—           Нет, это однажды было, однажды.

—           На чём летали?

—           На космическом корабле.

—           Ясно его видели?

—           Нет, я корабль не видела. Я только Марс видела.

—           Как он выглядит?

—           Шкловский придумал, что у Марса искусственные спутники.

—           Вы видели их?

—           Мне казалось, что противостояние, что он падает на Землю. Ещё знаете, что он. Отсасывание радиоактивности из воздуха было.

—           А потом Вы оказалисъ в раю?

—           Как будто я святая, меня кто-то ищет, тоже было.

—           В этот раз было что-то фантастическое?

—           Нет, не было.

—           Такого рода переживания с чем можно сравнитъ — со сновидением, яркой грёзой, с м.ечтой?

—           Нет, нет, я уже говорила — как летаргия.

—           Опишите, пожалуйста, Ваше состояние пониженного настроения.

—           Значит так, сейчас скажу: прямо хочется покончить с собой, потому что ничего не соображаешь абсолютно и вообще кажется, что весь талант уже иссяк. Под поезд, например. Не соображаешь абсолютно ничего, совершенно ничего. Читаю умные книги, смотрю глазами и только.

—           Фантастические образы возникают в депрессии или в маниакалъ- ном состоянии?

—           В маниакальном.

—           Мысли о биотоках возникают в это же врем.я?

—           Мне казалось, что обращают на меня внимание. И биотоки. Это просто какие-то чувства сильно испытывают ко мне.

—           Они передаются Вам?

—           Да.

—           Мысли о том, что Вас преследуют, в каком состоянии возникают?

—           Что меня преследуют — это в депрессии. Мне казалось, разболтала секрет один и как будто я виновата. Как будто я разгласила тайну.

—           Скажите, пожалуйста, считаете Вы себя болъной или нет?

—           Ну, Господи, конечно, больна — истощение нервной системы.

—           Какие планы на будущее?

—           Докторскую хочу сделать.

—           А кандидатскую?

—           Нет, сразу докторскую.

—           Какая же тема Вашей диссертации?

—           «Теория ползучести».

—           Что же это такое? Расскажите, что это за теория?

—           (Рисует на доске, приговаривая:) Вот. сейчас. дают напряжение. . как это задано. сигма, и при этой сигме силу Р и не меняем её. А в карандаше всё время происходит деформирование этой ползучести. Панферова В. М., моего учителя, он снимал это. Он брал также., но при различных температурах. Тут 600 градусов, здесь 500 градусов, а здесь 400 градусов. И деформация была разная.

—           Спасибо. Не оченъ неприятная беседа была?

—           Наоборот.

(Болъная уходит.)