Вначале не отвечает на вопросы, отворачивается от врача, позёвывает, стереотипно трёт голову, затем начинает односложно отвечать на вопросы, по мере беседы постепенно становится более многословным, речь непоследовательная, разорванная. Заявляет, что он — сын двух матерей: одна «советская», другая «на подмостках рынка была». Здесь его навещает «советская», а другая «спит непробудным сном». Спустится Бог, «Бог — разум человеческий». «Все ответы есть на планете, однако говорить об этом нельзя, это государственная тайна». Он нашёл новое, перед ним открылось его будущее и прошлое. Всё это произошло под влиянием марсиан, которые действуют на него лучами, говорят с ним. Ещё в 1938 году сосед Иван Михайлович преподнёс ему рюмку водки и показал «булат», а значит он — человек будущего. Это было знаком марсиан. В том же году, когда он однажды лежал дома, что-то переменилось в мозгу, в организме, что-то новое он ощутил в себе, и одновременно от лампы разбежался свет. Тогда он не обратил внимания на происшедшее, но теперь знает, что с того момента связан с марсианами.

Связь с марсианами осуществляет головой и ушами, послушен им и не может выдать всех тайн, с их помощью постиг науку, до них был малограмотным, а они его обучают, разговаривают с ним. Его роль — будущее. Знает, что пошлют с Марса лучи. Это нужно для науки, будущего. Он — суперпередатчик, отражает лучи от марсиан и передаёт их обратно. Всё это больной говорит улыбаясь. Опасается, что врачи его расспрашивают неспроста. Больным себя не считает.

В отделении ни с кем не разговаривает, уединяется, сидит в стороне, подолгу сохраняет одну и ту же позу или стереотипно часами ходит по коридору. Отказывается от еды, ест только из рук персонала, при кормлении не сопротивляется, быстро глотает предлагаемую ему пищу. За своей одеждой не следит. Лекарство принимает пассивно. Физическое состояние — без значительных отклонений.

(Вводят больного.)

—           Мы с Вами второй раз видимся?

—           Да.

—           Вы в каком сейчас отделении?

—           В третьем.

—           Вам лучше?

—           Всё равно.

—           Вы лечитесь?

—           Лечат.

—           Как?

—           Инсулином.

—           Лучше становится?

—           Нет.

—           Вас необходимо лечить?

—           Как хотите.

—           Больны Вы или здоровы?

—           Дело ваше.

—           Семья есть у Вас?

—           Нет.

—           А мать?

—           Нет.

—           Кто Вас навещает?

—           Мать.

—           Значит она есть. Почему Вы говорите, что её нет?

(Больной молчит.)

—           В больнице интересуетесь чем-нибудь? С больными разговариваете, книги читаете?

—           Нет.

—           Почему? Чем-либо заняты?

—           Нет, ничего не делаю.

—           Какие желания у Вас?

—           Никаких нет.

—           Вы несколько раз рассказывали о марсианах.

—           Ничего не говорил.

—           У Вас, в свою очередь, есть ко мне вопросы?

—           Нет.

—           Спасибо, до свидания.

(Больной уходит.)

Сейчас состояние больного характеризуется негативизмом, недоступностью и достаточно выраженным безразличием, но этим не исчерпываются имеющиеся у него нарушения. Как следует из наблюдений последнего времени, обнаруживаются и другие проявления болезни. Временами его поведение становится кататоническим: он стереотипно ходит по коридору или застывает в однообразной позе. Далее: у больного обнаруживается фантастический бред общения с марсианами, влияющими на него «локатором». Он знает судьбы людей, служит науке будущего; он — хранитель государственной тайны. Во время возникновения парафренного бреда у него возникли псевдогаллюцинаторные воспоминания, что часто наблюдается на этом этапе.