В больницу помещена с принуждением. Сообщила, что года три назад стала слышать голоса, которые говорили с ней, комментировали её поступки, называли её то «чокнутой дурой», то «слабоумной дурой». Голоса слышались издалека, не знала, кому они принадлежат. Сначала думала, что это какие-то «хулиганы над ней насмехаются», «подключившись к радио или к телевизору». Потом голоса стали более постоянными и упорными. Они начали предвосхищать её мысли, прерывать их, повторять. Затем появились всевозможные ощущения в теле, голове. Все эти ощущения были сделанными, и тогда она поняла, что над ней производят эксперименты: какие-то учёные изучают рефлекторную деятельность, голосами воздействуют на кору и вызывают сложные изменения — то «лишают коры», то «давят на продолговатый мозг, сердце и кишечник». Обращалась по этому поводу к специалистам, терапевтам и невропатологам, но они не находили никаких изменений. Чувствует, что в течение последнего года над ней стали упорно издеваться, насмехаться, причём «этот хохот» исходит издалека, из какого-то пустого помещения — предположительно из лаборатории. «Они» стали заставлять её становиться на колени, просить у них прощения и идти в церковь. В церкви почувствовала облегчение, успокоение, но их издевательства мешали ей. Начала замечать, что «они» воздействуют путём усыпления, гипноза не только на неё, но и на прихожан церкви, а также на жителей дома, в котором она живёт. Замечала, что многие прежде слабые и больные выходят из церкви более бодрыми. Решила, что голоса, «связанные с учением», преследуют и воздействуют на окружающее, решают какие-то задачи. Заявляет, что по вечерам её усыпляли, что давало хороший сон, но чаще «они» стали вызывать половое возбуждение, вибрацию в различных органах, запирание прямой кишки, отключение кишечника. Говорит, что её «как электротоком или иглой внезапно пронизывают от продолговатого мозга до крестца». Сообщает, что часто она умоляет «их» оставить её в покое, прекратить опыты, но «они» отвечают ей только смехом. Изредка идут ей навстречу: так, после трёхдневного «запирания кишечника» «они» вдруг его освободили и доброжелательно сказали: «Вот видишь, мы тебе по

могли». В другой раз приказали девять дней не есть, а через три дня разрешили и заявили: «Вот видишь, мы тебе разрешили есть».

В больницу поехала неохотно, вопреки своему желанию. Заявила, что если бы «научное учреждение, возглавляющее эти опыты», отказалось от своих «исследований», то она продолжала бы жить дома, спокойно работать как надомница-картонажница.

Соматические изменения соответствуют возрасту.

Психическое состояние при поступлении. Недовольна поступлением в больницу. Считает, что её преследуют голоса, которые с помощью аппаратов вызывают у неё много неприятных ощущений в теле. Отказывается от лекарства, больной себя не считает. При осмотре в кабинете заявляет, что не хочет ни о чём беседовать, ей не нужны никакие профессора, она здорова, её надо отпустить домой. Говорит, что ей никто не помог в жизни, а теперь — тем более. Постепенно успокаивается, становится менее напряжённой и сообщает, что постоянно слышит голоса, которые доносятся, как она предполагает, из какого-то центра, может быть, из научной лаборатории. Уверяет, что причиной этому является не «чёрная магия», а, скорее всего, «электроника». Какие-то учёные, по её убеждению, заняты изучением рефлекторной деятельности и вызывают у неё всевозможные рефлексы: из-за надавливания на кору, продолговатый мозг происходят сжимание, растягивание, распирание кишечника, желудка, половых органов.