Таким образом, развитие шизофрении, начавшейся в юношеском возрасте, в своём главном направлении схоже с шизофренией, возникающей в зрелом или позднем возрасте. Оно характеризуется непрерывно расширяющимся объёмом поражения. Первоначально у больного обнаруживались лишь негативные расстройства, затем возникли позитивные, аффективные, далее — рудиментарные паранойяльные, параноидные, отдельные парафренные, и наконец, — фантастические ипохондрические с усилением вербальных галлюцинаций и вспышками кататоно-гебефренного возбуждения. В последу

ющем полиморфизм покрывается апатическим состоянием, но лишь внешне. Терпеливое исследование обнаруживает за недоступностью больного, его негативистическими ответами сохраняющиеся галлюцинаторные, фантастические и бредовые расстройства.

Клиника начального периода шизофрении, начавшейся в юношеском возрасте, характеризуется прежде всего ослаблением психических возможностей, падением психической активности, эмоциональным опустошением. Негативные, свойственные шизофрении, симптомы здесь проявляются особенно выраженно. Клиническая картина юношеской шизофрении, как правило, видоизменяется особенностями психического склада, свойственного этому возрасту, что в своё время отмечали психиатры в конце XIX века. Э. Геккер, описавший гебефрению, о психических особенностях данного возраста говорил следующее: «Это многознаменательная эпоха человеческой жизни, когда духовное существо человека впервые начинает сознавать свою личность, своё индивидуальное бытие. Возникает контраст между стремлением к необъятному и ограниченностью ещё детского кругозора. [Выражение:] „голова титана на туловище ребёнка“ — составляет духовную сущность этого революционного периода развития. К этой картине периода ,линьки“ принадлежит резкая противоположность между страстью к фантастическим идеям, мировым вопросам и [склонностью к] весёлым, фривольным шуткам, между отзывчивостью и грубыми выходками с бессердечием, угловатостью и резкостью манер».

Такая особенность нормального возраста полового созревания в карикатурном, утрированном виде проявляется уже в начале шизофренического процесса и создаёт тот особый отпечаток клинической картины простой и гебефренической форм.

Э. Геккер отмечал дальше, что возникший в этом возрасте психоз «кладёт предел духовному развитию», ведёт к задержке психического развития на уровне ювенилизма. Больному, особенности заболевания которого сейчас разбираются, 24 года, а выглядит он по своему психическому облику гораздо моложе — 16-летним. Задержка развития происходит почти всегда, и на неё необходимо обращать внимание, она, несомненно, имеет и прогностическое значение.

Первыми продуктивными симптомами юношеской шизофрении часто бывают депрессивные. Болезнь начинается с меланхолии, но не глубокой, как у взрослых. Мрачные часы с мыслями о самоубийстве неожиданно сменяются дурачеством. Разговорные темы у них вечно одни и те же, и даже высказываются они в излюбленных оборотах и формах. «Любовь к жаргонным выражениям уживается у них с взвинченной сентиментальностью» (Э. Геккер).

Начальная депрессия юношеской шизофрении обычно протекает в стёртом виде, создавая иногда ложное впечатление тупости, ступидности. Это ведёт нередко к ошибочной оценке состояния таких больных: депрессия просматривается, и состояние больных определяется как эмоциональное опустошение — вялое, тупое, апатическое.