Психическая вялость продолжает нарастать, больные не только перестают учиться, а в тяжёлых случаях становятся бездеятельными, неряшливыми, не следят за собой, их нужно заставлять умываться, мыться, менять бельё.

У ряда больных бездеятельность и непродуктивность сочетаются с возникновением односторонних интересов к отвлечённым областям, отвлечённому знанию, чаще всего различным проблемам смысла жизни, смысла существования. Здесь начинаются односторонние занятия совершенно неподготовленных юноши или девушки такого рода неразрешимыми отвлечёнными проблемами, причём часто бывает так, что у них появляется стремление постоянно обсуждать эти отвлечённые проблемы; обсуждение ведётся обычно в форме высокопарного изложения [тем] банального содержания с затаскиванием полюбившихся фраз, выражений.

Падение психической энергии продолжает неуклонно развиваться. У многих больных в дальнейшем возникают собственно позитивные симптомы. Первоначально это — всё более явные колебания аффекта. В одних случаях они выражены нерезко, в других — приобретают характер цирку- лярности, наконец, в третьих — вслед за расстройствами аф

фекта (депрессивного характера) появляются фрагментарные паранойяльные расстройства, а за ними — параноидные и парафренные. Вслед за столь же фрагментарными явлениями бреда величия развивается конечное состояние с кататоно- гебефренными расстройствами и далее — апатическим или дурашливым слабоумием. Всё сказанное и было обнаружено у трёх разобранных больных.

У первого больного начальные расстройства выражались в гебоидных изменениях, в эмоциональном опустошении. Психические возможности при такого рода состояниях снижаются, но в менее выраженной степени. Вместе с тем у них усиливаются влечения, больные становятся несдержанными. Возникают сексуальная распущенность, пьянство, бродяжничество. Нередко такие больные попадают в круг опустившихся людей и под их влиянием могут совершать разного рода правонарушения, общественно опасные действия. Осуществляют они это довольно легко вследствие своего эмоционального опустошения. Отмечаются дисфорические состояния, повышенная раздражительность. Обнаружить у них какое-либо сожаление по поводу того, что их жизнь выбилась из колеи, что они опустились, обычно не удаётся. Часто, напротив, появляется бравада: противопоставление себя окружающим, повышенная самооценка, особый взгляд на жизнь. Они пытаются оригинальничать, окружающих считают людьми отсталыми, дают понять, что у них иное понимание жизни.

Следует обратить внимание на то, что не всегда гебоид- ность, редукция психической энергии влекут за собой дальнейшее прогредиентное течение с параноидными и кататоническими расстройствами. В некоторых случаях этот первый этап болезни затягивается на бесконечно длительное время, а в ряде случаев он подвергается в той или иной степени компенсации. К сожалению, предсказать дальнейшее течение болезни в каждом отдельном случае во время развития первого периода юношеской шизофрении мы ещё не в состоянии. Наше современное знание в области прогноза непрерывно протекающей шизофрении ещё несовершенно.

Случаи юношеской шизофрении, протекающей относительно благоприятно

Я вчера говорил, что в юношеском возрасте шизофрения не всегда течёт злокачественно, что значение возраста нельзя преувеличивать. И в этом возрасте нередко наблюдаются случаи шизофрении, которые протекают более благоприятно.