Состояние в последнее время: разговаривает неестественно высоким голосом, употребляет уменьшительные слова и неологизмы: больница — «простернак», окружающие носят «шлефы» или «шлейки», ей в живот залезает какой-то «лепорка». Держится всё так же необычно прямо, закрывает лицо и глаза платком, а в постели укрывается одеялом с головой. Руки прячет в рукава рубашки. Говорит: «Не насыпалось бы чего в глаза, бандиты вытряхивают мешками вшей и гнид, они ползают по коже и под кожей, кусают».

Себя называет в третьем лице. При обследовании её интеллектуальной деятельности проявляет интерес к заданию, старается выполнять то, что от неё требуют. Из беседы с больной выяснилось, что она знает, где находится. В больнице, по её мнению, «лежат искалеченные, нервные и совсем глупенькие».

Время определяет приблизительно правильно. Осведомлена, что исполняется пять лет, как она в больнице. Не вполне точно называет свой возраст: 77 лет. Глядя на часы, может определить время. Знает деньги и может их сосчитать. Читает по складам крупный шрифт. Хорошо ориентируется в отделении, понимает, кто в отделении является няней, сестрой, врачом. Многих знает по имени. Разделяет окружающих на «больных» и «мучеников». Пребыванием в больнице не тяготится. Психически больной себя не считает. В отделении с безучастным выражением лица лежит в постели, ничем не занята. Сердится, когда её заставляют выйти к столу, что-либо делать. Остаётся брезгливой, подолгу моет руки, старается ничего не брать руками. При расспросе обнаруживается, что почти все фантастические высказывания больной остаются, видоизменились лишь некоторые детали.

О наличии голосов отвечает уклончиво: «Когда им надо, тогда и говорят». Добавляет: «Сейчас я их и без разговора чувствую». О передачах «по блокноту» тоже говорит неохотно: «Вы грамотные, спросите у своего хозяина Василия Герасимовича Лагриненко, он генерал-государь в Шнеде, как это говорят по блокноту». В иные дни разъясняет: «На голову надевают аппарат и говорят на расстоянии, по блокноту громко слышно. Мы разговариваем, а тем всё видно и слышно. По блокноту человек может сквозь стенку пройти, влезть куда захочет». Считает, что по ночам ей «бандитки-санитарки ломают кости», «тащат топить в болото, в море-океан». Она узнаёт

об этом по болям в голове и ногах по утрам. Утверждает, что когда она засыпает, то умирает, и её тело превращается в кресты и свечи. Называет себя «мученицей-праведницей». Дополняет: «За этими крестами приплывает пароход и развозит их по церквям и домам в различные стороны». Говорит, что её мучают «обезьяны», что «Григорий Николаевич гвоздями несколько раз прибивал её к стене». Последнее время утверждает, что у неё внутри не «обезьян», а «лепорка», похожий на маленького человечка. В отделении ни с кем не общается, обычно лежит с закрытыми глазами. Ест избирательно, подолгу разглядывая пищу.

Со стороны внутренних органов, нервной системы — возрастные изменения.