В дальнейшем существенных изменений состояния не отмечалось. Оставался бездеятельным, неряшливым, замкнутым, малодоступным в беседе, подолгу лежал в постели, укрывался с головой, часто онанировал. При временном прекращении лечения в связи с обследованием больного настроение несколько повысилось, с каждым днем становился активнее, меньше лежал в постели, развязно и фамильярно разговаривал с врачом и персоналом, обращался к ним на «ты». Заявлял, что он совершенно здоров, хочет выписаться и жениться. Цинично ругался, часто употреблял жаргонные выражения, расхаживал по отделению, громко разговаривал с больными, напевал песни. Через десять дней после отмены лечения настроение понизилось с оттенком тревоги и угрюмости, становился напряжённым, временами испытывал страх. Появилось и усиливалось гримасничанье — хмурился, морщил лоб, высовывая язык, выпячивал губы. Походка сделалась скованной; ходил, широко расставляя ноги. Нарастали двигательная заторможенность, повышение мышечного тонуса. Говорил, что ничего не понимает, ничего не соображает. Сообщил, что слышит внутри голоса, они его ругают, приказывают цинично браниться. Говорил, что давит в горле, это, возможно, рак. Отвечал с большими задержками; часто говорил: «Не знаю, не понимаю». Становился более медлительным, напряжённым. Подолгу простаивал у окна, смотрел вдаль или сидел в углу палаты на полу. Ответил, что мысли путаные и обрываются, он ничего не понимает, не понимает, что с ним происходит, думать не может. В голове — чужие мысли, они им управляют. Испытывал страх; временами отмечались то загруженность, то растерянность. Пассивно подчиняем; жалуется на головную боль; ночью плохо спит.

(Входит больной.)

—           Здравствуйте, как поживаете?

(Больной молчит.)

—           Хорошо? Плохо?

(Больной молчит.)

—           С каким успехом идёт лечение? Лучше становится?

—           Нет.

—           Больны Вы или здоровы?

—           Болен.

—           В чем заключается Ваша болезнь?

—           В чем заключается болезнь — не знаю.

—           Хочется выздороветь?

—           Нет.

—           Предпочитаете находиться в больнице? В больнице лучше, чем дома?

—           Так же.

—           Какие у Вас желания?

—           Не знаю. Спать.

—           Спать лучше, чем быть бодрым?

—           Бодрым? Не знаю.

—           Довольны, когда Вас навешают родители?

—           Недоволен.

—           Почему?

—           Потому что. Не знаю.

—           Отец у Вас чем занимается?

—           Отец?

—           Кто он по специальности, кем работает?

—           Не знаю.

—           А кто Вас лечит? Врача своего знаете или нет?

—           Не знаю.

—           В каком отделении находитесь?

—           Не знаю.

—           А у Вас есть какие-нибудь вопросы ко мне?

—           Нет.

—           Какие-нибудь желания?

—           Нет.

—           Что же, Вы намерены постоянно жить у нас в больнице или нет?

—           Тоже не знаю.

—           Может бытъ, Вам хочется вылечитъся, учитъся, житъ, как все?

Расстраивает Вас, что Вы болъны и у Вас так сложиласъ жизнъ?

—           Не знаю, всё равно.

—           Что же Вы хотите?

—           Ничего не хочу.

—           Спасибо, до свидания, а руку почему не подаёте?

—           Не знаю.

(Больной уходит.)