Психоз начался с бреда преследования, но паранойяльное состояние было непродолжительным. Быстро присоединились галлюцинаторные и псевдогаллюцинаторные расстройства, бред физического воздействия. Параноидное состояние также было непродолжительным и вслед за ним возникло парафренное, всё более и более усложнявшееся присоединением, а затем и преобладанием конфабуляторных расстройств. Кататонические расстройства, которые нередко возникают при развитии параноидной шизофрении, при поздней шизофрении, так же, как при старческой, как правило, не наступают. Они свойственны молодому, реже зрелому возрасту.

Вместе с тем необходимо отметить ряд особенностей у данной больной по сравнению с типическим парафренным состоянием при шизофрении. Во-первых, у неё до настоящего времени обнаруживается (помимо бреда одержимости, воздей

ствия, псевдогаллюцинаций) истинный галлюциноз. Картина её психоза — конфабуляторно-галлюцинаторно-парафренная. В продукции больной много очевидных конфабуляций. Присутствует и тактильный галлюциноз. Последнее расстройство чаще свойственно органическим расстройствам пожилого и старшего возраста. Правда, тактильный галлюциноз у нашей больной больше относится к бреду одержимости, чем к галлюцинозу. Далее следует отметить чувственную наглядность, чувственную конкретность содержания бреда. Трудно сейчас сказать, обусловлено ли всё это возрастными влияниями, изменяющими проявление шизофрении, или это есть свойство иного заболевания.

Клинические особенности болезни разбираемой нами больной, несмотря на наличие атипии, ставят вопрос о возможности возникновения шизофрении не только в очень раннем возрасте (2—3 года), но и в очень позднем (60—70 лет). С такого рода возможностями мы теперь встречаемся всё чаще и чаще. Оценка нозологической природы [патологического состояния] настоятельно требует тщательного клинического исследования, сбора достаточного количества фактов и их беспристрастной оценки. Предвзято отрицать в настоящее время существование поздней шизофрении, имея определённый клинический опыт, уже нельзя. При нозологической квалификации такого рода больных их можно относить или к особым, ранее неизвестным болезням, которые возникают только в старческом возрасте и развиваются схоже с шизофренией, не вызывая длительное время деменции, или определять их как случаи старческой шизофрении. Естественно, вопрос этот будет разрешён окончательно лишь в дальнейшем, на основании большего, чем имеется сейчас, материала, прослеженного от начала до конца и подтверждённого анатомическими данными, а также и всесторонними патофизиологическими исследованиями.

Так же, как в инволюционном периоде, в старческом возрасте может происходить обострение длительно протекающей шизофрении, начавшейся в зрелом возрасте. В таких случаях речь идёт о медленном, чуть ли не на протяжении большей части жизни, течении шизофрении, инертной по своим особенностям. В клинической картине шизофрении при этом не обнаруживается атипии, свойственной старческому возрасту.

Она вследствие своей инертности сохраняет и в этом возрасте свою типичность.

Во всех случаях прогредиентной шизофрении изменение уровня психической деятельности, обеднение личности, утрата психической энергии происходят или непрерывно вниз по наклонной кривой, или такой спуск вниз выглядит как переход со ступени на ступень (шубообразное течение). В последних случаях после приступа возможна остановка, но она всегда имеет место на низшем уровне, возврат к прежнему уровню исключён. Каждый следующий приступ приводит к ещё большему снижению уровня психической деятельности.