В последующем происходит параноидное видоизменение картины психоза. Возникают бред воздействия, псевдогаллюцинации. При дальнейшем расширении объёма расстройств развивается фантастический бред величия и конфабулёз. Болезнь прогрессирует, на что указывают элементы шизофазии. Содержание бреда абсурдно, что представляет собой следствие шизофренического слабоумия —понятия, которое определяется в том числе утратой так называемого смысла реального. При такого рода расстройстве — внутреннее, субъективное не корригируется действительностью, не соотносится с реальностью. Все прошлые знания, память сохраняются. Шизофренический дефект имеет отношение к самому высшему уровню психической деятельности. Вместе с тем он вызывает задержку, остановку эволюции психической деятельности. В детстве это приводит к псевдоолигофрении, в подростковом возрасте — инфантилизму, в юности — ювенилизму. В зрелом возрасте можно обнаружить больных с архаической оценкой общественных явлений, остановившейся на уровне тех лет развития общества, когда возникло заболевание.

Повторяю: стереотип развития болезни («цепная реакция») со сменой периодов — изменение психического склада, паранойяльное состояние, параноидное, парафренное (с развитием каждого во всех клинических деталях) — характерен для прогредиентной шизофрении, возникшей в возрасте от 20 до 40 лет.

Случаи благоприятно, или мягко протекающей шизофрении. Неврозоподобная картина

Сегодня познакомимся с благоприятно, или мягко протекающей шизофренией, с теми случаями, которые очень часто вызывают большие диагностические затруднения.

Болъной Г., 30 лет

Из анамнеза.

Отцу 62 года. С семьёй не живёт. По характеру тяжёлый, вспыльчивый, раньше постоянно упрекал жену в неверности.

Бабушка по отцу страдала психическим заболеванием, каким — неизвестно.

Матъ 52 лет, мягкая, неуверенная в себе.

Брат, 21 год, отличается замкнутостью.

Г. в детстве рос и развивался правильно. Был очень живым, подвижным, крепким, ничем не болел. Среди детей слыл озорным и отчаянным. По умственному развитию не отставал от сверстников. В школе начал учиться с семи лет, учёба давалась трудно, особенно математика; никто не помогал. Отношения между родителями в это время были напряжёнными, мальчик был предоставлен самому себе. Из класса в класс переходил с трудом, но на второй год ни разу не оставался. Когда ему было девять лет, отец оставил семью. К его уходу мальчик отнёсся спокойно, так как боялся и не любил отца.

В школьные годы стал малообщительным, застенчивым, хотя и дружил со сверстниками, но близких товарищей у него не было. В игры вовлекался пассивно, был уступчив, в то же время — обидчив и раним.

В возрасте 13 лет интересовался радиотехникой, с увлечением собирал приёмник. Много времени отдавал фотографии. Все вечера

проводил дома один. По окончании семи классов поступил в техникум, где с учёбой не справлялся, математика давалась с трудом. Весенние экзамены не сдал и был отчислен из техникума. Особенно этим не огорчился и устроился работать на завод. Проработав полгода, всё же решил продолжить образование и сдал экзамены в инструментальный техникум. До третьего курса учился хорошо. На третьем курсе (17 лет) впервые появились сомнения в правильности выполняемых действий, неуверенность во всём — в своих словах, поступках, знаниях. Раньше больному это было совершенно несвойственно.