Сообщает, что воздействие производится почти постоянно: дома, на улице и здесь — в больнице. Причём она замечала, что воздействуют не только на неё, но и на всех больных. С помощью аппаратов их усыпляют и вызывают у них возбуждение и неправильное поведение. «Они» комментируют её поступки, подсказывают, предвосхищают её мысли. Часто узнают желания и издеваются, хохочут над ней, приказывают ей становиться на колени и вымаливать у них прощение, а за что — она не знает. Изредка «они» как будто отпускают её, успокаивают, уменьшают воздействие на внутренние органы, но это бывает очень редко, в большинстве же случаев продолжается издевательство над её мыслями, чувствами и телом. Речь и мимика больной носят монотонный характер. Враждебно относится к больнице. Утверждает, что «здесь всё плохо», «здесь неправильный подход к больным». Заявляет, что вместо того чтобы уговорить больного, здесь делают уколы, которые «только вредят больным», в частности, ей. Вспоминает своё пребывание в других психиатрических больницах и уверяет, что там отношение к ней было «более правильное». По её словам, ей не могут помочь врачи, не могут оказать помощь те, кто производит над ней опыты. Говорит, что «Медицинская газета» должна разбираться в этом деле, но для этого ей надо быть в больнице.

(Входит больная.)

—           Здравствуйте, садитесь. Как поживаете?

—           Ничего.

—           Вы недовольны помещением в больницу?

—           Нет.

—           Почему?

—           Что же мне — жить в больнице?

—           Лечиться.

—           Я уже вылечилась.

—           Вы больны?

—           Не знаю, голова у меня [болит].

—           А воздействие?

—           Ничего не знаю.

—           Кто же воздействует?

—           Я думаю, что учёные, потому что они только могут воздействовать, воздействуют везде на меня.

—           С какой целью?

—           Вред приносить, что ли.

—           Какой вред и как они воздействуют на Вас?

—           Они говорят всё время мне в уши прямо.

—           Что?

—           Всякое.

—           Кто они такие?

—           Думаю, Вы мне подскажете. Я думаю, здесь задействованы новые науки современные — кибернетика, электроника, радиотехника, поэтому, я думаю, научные сотрудники работают.

—           Почему они Вас выбрали?

—           Я не знаю. Может быть, другим тоже делают.

—           И на них воздействуют?

—           Этого я не знаю.

—           Мучительно воздействие учёных?

—           Конечно.

—           Они вмешиваются даже в деятельность Вашего кишечника, пищеварения?

—           Да, вмешиваются.

—           Каким образом?

—           Рефлекторно.

—           На что рефлекс въаывают?

—           На всякое дело можно вызвать.

—           Например.

—           Например, в одном месте что-то сделают, и пойдёт рефлекс туда и в голову.

—           Потом на кишечник?

—           Да.

—           И половое возбуждение вызывают?

—           Это тоже, но больше кишечник.

—           Мысли Ваши они узнают?

—           Да, узнают мысли. Что хочу сказать, сейчас и говорю, а последующие слова они уже знают.

—           Как же они узнают?

—           Я считаю, что читают за мной и говорят точно это же. Я говорю как — Вы все видите? «Мы знаем, что ты хочешь сказать и говорим следующие слова — мы уже знаем следующие слова».

—           А они видят Вас?

—           Как же, видят.

—           Видят, что Вы делаете, как ходите?

—           Всё знают, аппаратом видят.

—           Вы никогда не думали, что это болезнъ, что никакого воздействия нет, что всё это Вам кажется?

—           Не знаю, у меня же есть это. Они говорят прямо в мои уши.

—           А страх у Вас сохранился — страх открытых площадей, широких улиц?

—           Да, он сохранился.

—           Боязнъ улиц, площадей — это болезнъ?

—           Наверное.

—           А рефлекторные воздействия и голоса — м.ожет бытъ, тоже болезнъ?

—           Вы мне это скажите.

—           А Вы как думаете?

—           А почему голоса говорят? Это делают специально.

—           С какой целъю?

—           Мне думается, что это умышленно.

—           Вы считаете, что напрасно находитесъ в болънице?

—           Здесь одно дело, а дома другое.

—           Спасибо, до свидания.

(Болъная уходит.)