Заставлял себя выполнять работу, нести службу. Плохо спал ночами, часто думал о доме. Вспоминал о матери, жалел о том, что грубил ей раньше. Однажды ушёл в самовольную отлучку, за что был наказан, чем был доволен, так как думал, что если его посадят в тюрьму, то он лучше узнает жизнь, пополнит свои наблюдения. Настроение было подавленным, не хотелось идти на службу, свои обязанности выполнял через силу.

Часто ощущал «горение» в груди. Настроение ещё более ухудшилось, размышления об истине, смысле жизни, государственном устройстве сделались непроизвольными, нередко шли потоком, временами мысли в голове путались. Иногда появлялся страх того, что он может умереть. В теле ощущал «отягощение», испытывал давление в сердце. Был направлен в госпиталь. По дороге прощался с жизнью. В госпитале почувствовал, что сердце увеличено, затем ощутил сильную слабость. В голове возник мысленный голос, «не звучащий», внушённый ему, сообщавший, что он должен бороться за мир, предотвратить третью мировую войну. Настроение улучшилось, почувствовал в себе прилив сил, понял, что он велик, любая область науки и любая деятельность ему доступны. Повышенное настроение длилось около двух недель. Затем настроение опять понизилось. После консультации психиатра был уволен из армии.

По приезде домой был груб с матерью, раздражали её вопросы, испытывал сильную тревогу, болело сердце, появилась назойливая мысль о том, что он должен вспомнить имя соседа, иначе долго не проживёт. Через несколько часов вспомнил это имя, но тут же возникла другая подобная мысль; сопоставлял дела людей с их характерами. Делал это против воли. Сравнивал людей и мысленно видел, что они звери, наяву же видел, что они люди. Однажды стал заявлять, что он удав, видел, как у него меняется блеск глаз, и что окружающие смотрят на него пугливо. Форму своей головы ощущал похожей на змеиную. Хотел отвлечься, отогнать эти мысли, думал, что всё это сделано при помощи радиотехники. Потом стал ощущать себя «прибором»; казалось, что его «мысли через глаза управляют людьми». Старался отогнать мысль, что он аппарат. Внутри постоянно чувствовал борьбу и желание отогнать навязчивые мысли, вспоминал их как не свои, но они вновь появлялись, как будто под воздействием чужой воли.

Через некоторое время устроился на завод. Настроение оставалось тяжёлым, угнетённым. Месяца через два стал замечать, что люди опасаются его. Видел это по выражению их лиц, поступкам. Считал, что его не понимают, когда он излагает свои взгляды. Стал замечать, что над ним смеются, подшучивают. Казалось, что только стоит о чём-то подумать, как тут же его мысли повторяют. В дальнейшем, в течение года, состояние было ровным, обычным.

Полгода назад появился страх, что его могут наказать за разоблачение в цеху, так как он постоянно говорил о неполадках. Рабочие в завуалированных фразах говорили ему о возможных последствиях; понимал, что эти фразы относятся к нему. В голове было много мыслей, которые путались, возникали параллельно. Временами слышал как в его адрес бросали презрительные слова: «телёнок», «алкоголик», «гениальность».

Настроение было подавленным, возникала сильная тоска, находился в «душной атмосфере». Появлялся страх, что может сойти с ума или что с ним случится что-то плохое. Стал считать себя «чудовищем», потому что «боролся с собой внутри себя». Беспокоили тяжесть и давление в груди, как будто кто-то «вливал холод».