В последующие дни манерен, гримасничает. Речь с чертами резонёрства. В поведении — черты дурашливости. Избегает общения с кем-либо. Отказывается от свидания с отцом, говоря, что у него никого нет. Бездеятелен, большую часть времени проводит в постели, ни с кем не общается, пассивно подчиняется персоналу. На вопросы не отвечает или говорит быстро, не обращая внимания, слушают ли его. Высказывания отрывочны: «Галактика не система, её создал черт. Бог не система. Нужно вернуться в Америку, в Индии нечего делать». Или: «Мозги не работают. Храм науки. Ветер, монастырь. Вам купить бутылочку вермута?» На вопрос, чем он занят, отвечает: «Косточка. Трамвай около кладбища. Привет ключу.». Однажды заявил, будто только что был на системе Экзиртас: «Там хорошо, Север-прибой, Кольцо-система. Я прибыл вчера на психовозе из милиции, где уплатил штраф 5 рублей и получил сдачу 3 рубля грубостью». Временами угрюм, злобен, бьёт больных, цинично бранится. Когда к нему обращаются, отказывается отвечать, называет на «ты», требует, чтобы его оставили в покое. Лежит укрывшись с головой. После пункции заявил, что у него извлекли «микрокосмос». Во время перерыва в лечении возникло возбуждение с бессвязностью. После начала лечения стелазином в сочетании с аминазином по-прежнему вял, бездеятелен, неряшлив. Иногда ходит грязный, просит у больных покурить, собирает окурки. Большую часть времени проводит в постели, лежит в пижаме; постель в беспорядке. Пребыванием в больнице недоволен, так как считает себя здоровым, просит выписки, говорит, что ему нужно пойти погулять. При отказе равнодушно уходит. В настоящее время остаётся несколько дурашливым, бездеятельным, неряшливым. К окружающему безразличен, с больными не общается, лишь просит дать ему папиросы. То лежит без дела, укрывшись с головой, то делает из бумаги самолётики и кораблики; ходит по коридору, смеётся и что-то говорит, обращаясь к сделанным им корабликам. Интереса к беседе с врачами не проявляет. Смеётся, подмигивает, сидит в небрежной позе. Себя считает здоровым, повторяет в одних и тех же выражениях, что прежде он был болен от воздуха, который находился у него в голове, что воздух давил на все пять органов чувств. Объясняет, что попал он к нему в голову давно из- за того, что он неправильно дышал, что это бывает у многих людей, которые неправильно дышат. Поясняет, что в мозгу «есть две такие дырочки и две полочки ,Тунис Бенгеле“, и, когда люди неправильно дышат, воздух через них попадает в мозг и одновременно в живот, где образуются газы и давление на аппендикс, который является блуждающим нервом, и из-за этого расстраиваются все шесть органов чувств». Люди, по его словам, тогда плохо ориентируются в реальности и становятся «инфекционно-психическими больными». Отмечает, что у него это также было, но этим летом в Виннице его научили ребята, и он этот воздух выдохнул через нос, так, что тот ушёл из головы. Заявляет, что теперь он здоров; что будет делать — не знает: может быть, работать, а может быть, учиться, а может быть, отдыхать — ему всё равно.