Как видите, особенности течения шизофрении у этого больного опровергают предположение, высказанное в связи с разбором предыдущего. Казалось, что если заболевание начинается с выраженной редукции энергетического потенциала, без утрированного изменения психических свойств, присущих юношескому возрасту, то течение болезни должно быть наиболее неблагоприятным. У только что показанного больного заболевание протекало с выраженным, гротескным преувеличением психических особенностей юношеского возраста, но течение болезни у него было столь же злокачественным, как и у предыдущего [пациента], что и привело примерно

в течение того же срока к конечному состоянию. Конечное состояние здесь несколько отлично от двух предыдущих. Оно характеризуется дурашливым слабоумием. Кататонические расстройства выражены у него нерезко. Правда, проявление интенсивности кататонических расстройств зависит от интенсивности лечения нейролептиками. Как только больному прекратили лечение стелазином, у него немедленно возникли кататонические расстройства, разорванность речи. Заболевание у данного больного, как и у предыдущего, началось с негативных изменений: усилилась замкнутость; он стал хуже учиться, манкировал школьными занятиями; у него появились странности в поведении, необычные интересы. Он становился всё более равнодушным к окружающим, родным, своему собственному положению. Его поведение было явно чудаковатым и бездеятельным. В дальнейшем появились позитивные (патологические продуктивные) симптомы — фрагментарные параноидные и парафренные, а затем — кататоно-гебефренные. Течение стабилизируется с нарастанием картины дурашливого слабоумия.

Это третий пример злокачественного течения юношеской шизофрении, но это не значит, что шизофрения, начавшаяся в юношеском возрасте, всегда протекает так тяжело. Одностороннего преувеличения роли возраста не должно быть. Возраст накладывает отпечаток на клинические проявления болезни, во многом определяет её течение, но его влияние не абсолютно. Юношеская шизофрения не всегда течёт столь злокачественно, в ряде случаев — сравнительно благоприятно.

Вернёмся теперь к начальным симптомам подобного течения шизофрении. Больные шизофренией, начавшейся в юношеском возрасте, становятся прежде всего замкнутыми. Замкнутость, аутизм, обеднение эмоциональных проявлений — это наиболее ранние признаки начинающегося заболевания. Все трое больных, прежде общительных, непосредственных в отношениях с окружающими, становятся всё более и более от них отгороженными, менее откровенными с родителями, теряют друзей. Если раньше они были дружны с братьями и сёстрами, то затем отношения с ними всё больше охлаждаются. В это время обнаруживается ослабление возможности психической деятельности. Больные начинают хуже учиться, причём происходит такое снижение успеваемости не вследствие лени, не из-за того, что больные небрежно готовят уроки. Наоборот, часто обнаруживается, что теперь они занимаются более усиленно, но тем не менее их результаты становятся хуже и хуже. В одних случаях с помощью репетиторов, усилий родителей больные с развивающимся процессом с большим трудом, но кончают среднюю школу. Чаще же они уходят из последних классов. Их устраивают на курсы, в ремесленное училище, но и там очень часто с обучением ничего не получается. Прежде живые, разнообразные интересы блекнут, сужаются. Продолжают нарушаться взаимоотношения с родными. Постепенно родители обнаруживают, что что-то произошло, что они утратили взаимопонимание, эмоциональную связь со своим сыном или дочерью. Это сказывается не сразу, а исподволь и незаметно, пока не обнаруживается, что родители и заболевший сын или дочь фактически стали чужими друг другу. Наряду с взаимным отчуждением больные проявляют несвойственные им ранее грубость, резкость, злобность в отношении к родным, обычно больше к одному из родителей.