Как уже указывалось, в развитии приступов любого из вариантов периодической шизофрении обнаруживается закономерная последовательность видоизменения синдромов — аффективных, бредовых, онейроидных, кататонических — схожих с таковыми при прогредиентной форме, но отличаю

щихся образностью, чувственностью. Соотношение этих двух самостоятельных форм ещё далеко не ясно. Высказывается мнение, что периодическая шизофрения — нозологически самостоятельная третья эндогенная болезнь. В связи с этим можно сказать, что нозологически самостоятельной болезнью, нозологической единицей считается только та, при которой обнаруживается единство этиологии и патогенеза. Единство патогенеза между прогредиентной и периодической шизофренией на основе клинических явлений не устанавливается. Напротив, обнаруживаются данные, говорящие о значительном различии патогенеза. Этиология шизофрении неизвестна, следовательно, судить о единстве патогенеза и этиологии нельзя. Но и при наличии одинаковой этиологии выделяются нозологически разные болезни. Этиология сифилитических психозов и прогрессивного паралича одна и та же, а тем не менее, это две нозологически разные болезни. То же можно сказать о корсаковском алкогольном психозе и белой горячке. Следовательно, как будто есть основания для доказательства нозологической самостоятельности периодической шизофрении, но если к решению данного вопроса подойти с эволюционных позиций (Давыдовский И. В.), с позиций развития болезни в предыдущих поколениях, то обнаруживается более сложное взаимоотношение этих двух форм шизофрении. Так, в ряде случаев у родителей обнаруживается прогредиентная вялотекущая шизофрения, у детей — периодическая. У родителей, страдающих периодической шизофренией, дети болеют юношеской шизофренией. Сестра страдает периодической шизофренией, брат — прогредиентной, постоянно находится в психиатрической больнице.

Таким образом оказывается, что в одном и том же поколении или в двух поколениях формы шизофрении меняются, что может указывать на их единство.

Однако при изучении вопроса о нозологической самостоятельности периодической шизофрении нельзя ограничиваться только этой болезнью. Необходимо также сопоставить её с маниакально-депрессивным психозом, с которым так часто приходится её дифференцировать. Имеются многочисленные данные, свидетельствующие о том, что у родителей, страдающих маниакально-депрессивным психозом, могут рождаться дети, заболевающие и прогредиентной, и периодической шизофренией.

Следовательно, в эволюционно-генетическом плане граница между маниакально-депрессивным психозом и шизофренией не столь отчётлива.

С эволюционной точки зрения обнаруживаются иные закономерности; границы оказываются не такими неподвижными. Всё это говорит о том, что проблему «третьей болезни» необходимо всесторонне исследовать как клинически, так и эволюционно-генетически. В данной области предстоит ещё работы непочатый край.