Стала заявлять, что муж её находится за границей, где занимается проблемами внушения на расстоянии и ведёт за ней непрерывное «дистантное» наблюдение с тем, чтобы не платить ей алименты. Ходила с такими жалобами в приёмные президента Академии наук, министра здравоохранения, требовала прекратить различные эксперименты над ней. По ночам кричала, нецензурно бранилась, говорила дочери о том, что её «пытают, насилуют, делают резекцию желудка на расстоянии».

В возрасте 50 лет в третий раз стационирована. Была возмущена госпитализацией, считала, что поступает в больницу из-за происков её врагов, целой группы садистов, которые с помощью

её мужа ведут непрерывное «дистантное» наблюдение. Решила, что стала жертвой преследователей, потому что она — незаурядный человек: инженер, поэтесса, обладает прекрасным голосом, талантливая писательница, автор книги «Россия—США». Говорила, что за ней ведут наблюдение при помощи кибернетики, радиологии, радиоэлектроники. Просила врача разобраться и наказать преследователей. Требовала литературу по радиоэлектронике. Постоянно слышала разговоры о себе. Временами становилась злобной, агрессивной, настаивала на выписке. Во время лечения аминазином сделалась спокойнее, меньше говорила о воздействии лучами. По настоянию дочери выписана домой.

В последующем ничем не занималась, по-прежнему много читала литературу по радиоэлектронике. Однажды увидела в журнале фотографию человека, в котором узнала своего мужа, ещё раз убедилась, что тот работает в области биологической радиосвязи и передачи мыслей на расстояние. Стала писать запросы в редакцию журнала, но ей было сообщено, что снимок массовый, лица на фотографии редакции неизвестны. Поняла, что от неё скрывают мужа. Ходила в Академию наук, добивалась приёма, требовала прекращения воздействия на неё. Ссорилась с соседями, обвиняла их в преследовании, воздействии лучами, продолжала слышать голоса. Затем стала заявлять, что на её внучку и дочь также действуют электромагнитные волны и радиация, что её внука изнасиловали на расстоянии.

Ощущала на себе всё большее воздействие волн радиации, боли в половых органах, внутри живота. Ходила в правительственные учреждения с требованием наказать преследователей. Считала, что директора Институтов физики, биологии при помощи своих аппаратов воздействуют на её организм и организмы её родственников. Не спала ночами. Одевалась в различные плотные одежды с целью защититься от радиации. В таком состоянии помещена в психиатрическую больницу.

При поступлении возбуждена, с возмущением заявляет, что её незаконно привезли в больницу из-за того, что соседи, возможно, заодно с её дочерью, что всё это — провокация её врагов и преследователей. «Эти враги» с помощью мужа ведут за ней непрерывное наблюдение. Считает, что благодаря радиации у неё происходят сложные реакции в организме, она ощущает действие радиации: как будто «разрывает её внутренние органы». В последующие дни держится особняком, с достоинством, манерна, жестикулирует, вычурна в причёске. Разговаривает свысока, повышенным тоном, требует у врача литературу по радиоэлектронике. Заявляет, что самое важное в её жизни — её произведения. Уверяет, что раньше обращалась в различные редакции и учреждения с просьбой напечатать её труды, которые «и сейчас имеют странную судьбу»: «их не напечатали, но все редакторы заболели».