Депрессивно-параноидное состояние — это депрессия со страхом, ажитацией, тревожными вербигерациями. Для неё характерен бред инсценировки, как его называют, интерметаморфозы: вокруг что-то происходит, разыгрывается, обстановка постоянно меняется, люди меняются. Возникают вербальные иллюзии, в действительно происходящем разговоре между окружающими больные слышат в свой адрес порицание, обвинения в совершённых аморальных действиях, преступлениях. В жестах окружающих больные усматривают особые знаки и воспринимают их так же, как осуждение и обвинение их.

Содержание бреда больных всегда состоит из причудливого переплетения бреда самообвинения и бреда осуждения, причём бред осуждения выражен гораздо интенсивнее, чем

бред самообвинения. Бред осуждения достигает степени [меланхолического] бреда Котара приобретает фантастический вид, достигает грандиозных масштабов. Возникают различные явления психического автоматизма, бредовые идеи физического воздействия.

У некоторых больных при особо интенсивном течении болезни фантастический бред видоизменён в картину онейроидно-депрессивного, содержанием которого является происходящая грандиозная катастрофа.

Таким образом, в клинической картине депрессивнопараноидной формы обнаруживаются те же компоненты, что и при любом варианте периодической шизофрении: нарушения аффекта, грёзоподобный фантастический бред и онейро- идные расстройства на высоте состояния.

Депрессивно-параноидный приступ иногда трудно, а может быть, и вовсе невозможно бывает отличить от депрессивных фаз циркулярной шизофрении. Как я говорил, и в течении депрессивно-параноидной шизофрении может возникать маниакальное состояние. Возможно, что депрессивнопараноидное расстройство свидетельствует о более глубоком поражении, более тяжёлом течении той же циркулярной шизофрении. Депрессивно-параноидная шизофрения протекает менее благоприятно по сравнению с другими вариантами периодической шизофрении.

Особенно для её течения труден возраст после 40 лет. В этих случаях депрессивно-параноидный приступ нередко затягивается на длительное время, порой на годы.

Ремиссии при депрессивно-параноидной шизофрении часто сопровождаются или временами возникающей, или где-то в глубине глухо звучащей беспредметной тревогой. Больные в ремиссии в ряде случаев держатся несколько приниженно, у них развивается чувство, сознание своей неполноценности. Имеется постоянный несколько депрессивный или несколько пессимистический фон. Вместе с тем работоспособность восстанавливается или в некоторых случаях после ряда приступов снижается, но всё же больные остаются трудоспособными. Все они могут вести домашнее хозяйство, заботливо относиться к детям. Временами в состоянии ремиссии могут возникать и отдельные идеи круга бреда отношения, и отрывочные, не оформившиеся идеи осуждения, обвинения.

Ремиссии становятся несколько хуже после приступов, в которых преобладали явления психического автоматизма. Явления психического автоматизма, псевдогаллюцинации, пусть эпизодические, фрагментарные, свидетельствуют о гораздо большем объёме поражения, глубине расстройства.

Развитию первого приступа депрессивно-параноидной шизофрении, как, впрочем, и всех вариантов периодической шизофрении, могут предшествовать аффективные колебания типа циклических без бредовых идей.