Однажды ярко и ясно увидела, как у неё из кармана выползла жёлтая змея. Каждое движение больной делало её всё более могущественной; голоса внутри головы шептали: «Вот она — колдунья, ведьма, сатана». Всё больше и больше событий в мире зависело от её движений, жестов, взглядов, и это было очень плохо, потому что она всё путала и вела мир к гибели. Когда она была в электро- физиологической лаборатории, ей там дали журнал, в котором она увидела на картине саму себя, а рядом — собаку и кролика. Смысл этой картины заключался в том, что если бы она погибла раньше, всё было бы хорошо. А теперь в электронной машине возникла цепная реакция; Вселенная движется вспять; всё деградирует; люди становятся либо сумасшедшими, либо превращаются в животных. Собак во дворе больницы принимала за таких людей. Всё перемешалось, перепуталось; мысли людей передавались через Вселенную. За окном видела огромную антенну, которая передавала мысли и нельзя было понять, кому они принадлежат. Всё это продолжалось целые века. Потом стало легче. Появилась мысль, что природа не допустит всеобщей гибели из-за неё одной. Перестала бояться говорить. Решила, что за пределы больницы это всё не выйдет. Постепенно всё встало на свои места. Со стороны соматической сферы отклонений не обнаружено.

(Входит больная.)

—           Как сейчас себя чувствуете?

—           Сейчас я себя чувствую гораздо лучше.

—           Уже всё прошло?

—           Прошло, да.

—           Вполне здоровые?

—           Я думаю, что я полностью сейчас здорова.

—           А настроение?

—           Настроение у меня сейчас ровное, только по дому беспокоюсь.

—           Или несколько пониженное?

—           Пониженное? Нет, немного, но ликвидировалось.

—           Что бысло с Вами?

—           Это была болезнь.

—           На что она была похожа?

—           Сном нельзя назвать. Началось такое беспокойство вначале.

—           О чём-нибудъ беспокоилисъ или беспредметно?

—           Мне казалось, что меня проверяют, насколько я здорова, потому что перед тем я болела.

—           Кто проверял?

—           Над нами живут в квартире наверху. Я дома с малышкой чувствовала, как будто всё время проверяют и проверяют гипнозом. Было такое чувство, что следят, видят и проверяют.

—           Находилисъ под их влиянием?

—           Под их влиянием.

—           Это казалосъ необычным?

—           Необычным, а потом стало беспокоить. На личные темы как будто стали говорить, плохо обо мне стали говорить.

—           Слушали их разговор или толъко думали, что говорят о Вас?

—           Мне казалось, что я слышу.

—           Потом что происходило?

—           Потом я запах почувствовала, запах радиации, почувствовала запах озона и тревожное какое-то состояние. Освещение изменилось. .

—           В последующем?

—           Потом я дома ещё говорила, разговаривала, поверила в этот момент в Бога, в чёрта, потому что мне стало непонятно, что со мной происходит.

—           Не знали, что с Вами происходит?

—           Я опять не знала, что это болезнь. Я была в забытьи. Я видела, что все родственники гибнут, плюс к этому видела эти картины.

—           Картины гибели Зем,ли, полёта ракет видели в голове?

—           Вначале в голове. Мне казалось, что оторвался дом, где я нахожусь, Земля там осталась, а мы куда-то полетели.

—           Ощущение полёта было?

—           Ощущения полёта не было. Мне казалось, что я, лёжа на кровати, была на другой планете.

—           Как гибелъ Зем,ли видели?

—           Мне передавали, я вниз смотрела и как будто видела там внизу.

—           Видели как наяву?

—           Нет.

—           А как?

—           Как во сне.

—           Похоже это на сновидение?

—           Не похоже тем, что я слышала голоса, даже тогда, когда ко мне подходили и надо было есть.

—           Ещё чем непохоже?

—           Я видела в окнах повешенных своих родственников, тень одну, видела мужа, он меня звал.

—           Во ене человек продолжает еознавать еебя еамим еобой, а Вы были не веегда еама еобой. Превращалиеь в кого-то, от которого завиеит еудьба людей?

—           В колдунью. Даже боялась открыть глаза, не знала, с какой ноги встать. Я была просто напугана тем, что я видела, что кругом радиация, когда меня повезли сюда.

—           Как Вы превращалиеь в колдунью?

—           Как будто мне даже запрещено, я не хотела превращаться, потому что тогда я буду сильной, а я слабая и не могу помочь.

—           Неприятно вепоминать об этом?

—           Неприятно, потому что я видела даже соседку как маму.

—           Тогда веё раздваивалоеь?

—           И сестру видела в двух лицах.

—           Вы изменилиеь по характеру поеле первого приетупа или поеле второго?

—           Нет, не изменилась.