(Входит больная.)

—           Как Ваше здоровье?

—           Появилась особая тряска, которая не даёт покоя ни днем, ни ночью.

—           Чувство охлаждения?

—           Я чувствую холод и неприятное такое ощущение во всём теле.

—           Сколько времени тянется «охлаждение»? Кажется, с детства?

—           Не с детства, но длительное время.

—           Какое это ощущение?

—           Это так, как открыта форточка или окно, если стою напротив открытой форточки или окна. Я чувствую холод и неприятное чувство беспокойства во всём теле.

—           Чувство холода ощущаете во всём теле?

—           Не чувство холода, а какое-то беспокойство.

—           Внутреннее беспокойство, которое ощущаете в животе, в груди?

—           В животе нет. Во всех мышцах, в груди и в спине.

—           Боль в мышцах?

—           Острая, напоминающая зубную боль, жуткая боль.

—           Вы объясняете это «вегетативным,» или даже «психическим»?

—           Психическое — это нарушение центра в мозгу, а охлаждение через вегетативный нерв передаётся на кожу, действует, если нарушен центр, он и вызывает охлаждение.

—           Какое ощущение у Вас в мозгу?

—           Когда говоришь, в мозгу такое впечатление, что расстроен мозг, малейший голос, стук отражается.

—           Это давно возникло?

—           Нет, это уже месяца четыре или пять. Возникло такое ощущение, что каждый звук, каждое внешнее раздражение, особенно когда сама я говорю. Мозг как будто производит какое-то движение. Вздрагивает и касается черепной коробки. Очень неприятное ощущение.

—           Вы с годами изменились?

—           Ослабела, вялая стала.

—           Что был за эпизод в диспансере? Вы упали, гул услышали?

—           Не знаю, вдруг разразилась рыданиями.

—           Было грустно?

—           Нет, легко на душе было. Я рыдала, а на душе легко-легко. Удивлялась собственному плачу. И почему-то в этот момент была какая-то лёгкость на душе, а над головой какое-то звучание: «У-у-у». Потом прекратилось это, я встала. И у меня глаза какие-то ненормальные с этого момента. После этого произошло какое-то изменение, и глаза потеряли свою прежнюю нормальность.

—           Ваша мать говорила, что за Вами кто-то следит на улице?

—           Это были [люди] из столовой, которые хотели познакомиться со мной.

—           В течение жизни влюблялись в кого-нибудь?

—           Влюблялась. Накануне ухода в больницу у меня было двое, из которых я могла выбрать. Но тут пошла в больницу.

—           Два поклонника у Вас?

—           Они ухаживают за мной по-рыцарски. Тряска меня мучит днём

и ночью.

—           До свидания.

(Болъная уходит.)

В клинической картине заболевания у данной больной преобладают тягостные ощущения, для объяснения причин возникновения которых, несмотря на современные методы нашего исследования, ничего объективного обнаружить не удаётся. Такого рода ощущения носят название сенесто- п а т и й. В последние два года они у больной становятся всё более разнообразными и интенсивными — возникло ощущение дрожания мозга, прикосновения его к черепной коробке. Наряду с сенестопатиями опять-таки в последнее время обнаружились ипохондрические идеи в виде системы: больная утверждает, что у неё нарушена деятельность психического центра головного мозга, в результате чего через вегетативную нервную систему она делается чувствительной к охлаждению поверхности её организма. Подобная система объяснения с достаточным основанием может быть названа бредовой.

Также в последние годы больная изменилась: стала пассивной, потеряла волю, ранее свойственную ей педантичность.