При поступлении вначале была депрессивной, заторможенной. Казалось, что на неё возложена миссия примирить мир и разоблачить врагов. Ждала наступления катастроф. По её мнению, должна была начаться атомная война, в результате которой погибнет мир. Высказывала бредовые идеи воздействия. В течение десяти дней неподвижно лежала в постели, кормилась с рук персонала, была неопрятна.

Состояние сменилось возбуждённостью: смеялась, пела, выпрашивала папиросы, продукты, обнажалась, писала любовные письма мужчинам. Считала, что «аппараты в палате записывают мысли и действия», что она обладает гипнозом и может заставить полюбить себя, вылечить любого больного. Временами становилась злобной, агрессивной. К моменту выписки настроение было пониженным, отмечала, что стала «рассудительной, холодной». В больнице находилась семь месяцев.

Вскоре приступила к работе. Ей поручалась самая простая работа по статистической обработке материала, с которой справлялась медленно. В первое время настроение оставалось пониженным, ощущала вялость, апатию. Придя с работы, лежала в постели.

Со слов сотрудников, больная изменилась по характеру: стала замкнутой, жеманной, вычурно одевалась. Среди незнакомых ей казалось, что им известна её болезнь, что они осуждают её поведение, переговариваются, задают провокационные вопросы.

Лечилась амбулаторно. В дальнейшем настроение улучшилось, стала активнее, посещала театры, кино, но чувствовала себя «приниженно». В присутствии посторонних людей легко терялась.

В начале года состояние изменилось: появилась раздражительность. Стремилась посетить все научные конференции на работе, предполагала изменить служебную программу. Заводила многочисленные знакомства, считала, что в неё влюблены все мужчины. Сильно сократился сон. На работе то смеялась, то плакала, делала неуместные замечания; заявила, что готовит диссертацию. Стацио- нирована в пятый раз.

Психический статус. Состояние неустойчивое: то депрессивна, то маниакальна. Рыдания и отчаяние сменяются развязным, дурашливым поведением. Во время беседы много смеётся, жеманится, гримасничает, манерно щурит глаза, надувает губы. Говорит быстро, легко отвлекается. Себя больной не считает, поступление в стационар объясняет желанием «отдохнуть» от наплыва воспоминаний. С таинственным видом сообщает, что ей «теперь всё известно», что её посадила в больницу некая «Манова», которая к ней «прикасалась, хотела вывихнуть мозги». При этом показывает тетрадь, где написана данная фамилия, и сделаны примитивные рисунки. В отделении больше сидит или прогуливается в обществе больных, которым рассказывает о своих знакомых. Себя считает художницей, пианисткой, физиком, механиком, кибернетиком, собирается писать диссертацию, назначает себя руководителем. Постоянно говорит о том, что ей хочется есть. Временами неожиданно то начинает громко рыдать, заламывать руки, то вскакивает, чтобы поцеловать врача. Рассказывает, что в прошлом было много фантазий о «противостоянии Марса, загробной жизни, святости», в настоящее же время «всё реально и обыкновенно». Несколько раз пытается сообщить врачу «что-то важное», но быстро отвлекается, вязнет в ненужных описаниях подробностей жизни знакомых, их внешности, занимаемых ими должностей. Рассказы непоследовательны.