При развитии отека после отсроченной ауто- или аллотрансплантации проводились длительная вентиляция легких с положительным давлением и туалет бронхов с удалением секрета и применением гидрокортизона. Однако эти меры не всегда давали положительный эффект, и животные часто погибали от прогрессирующего отека (Largiader et al., 1966; Garzon et al., 1968).

Для функциональной оценки легкого после консервации использовано подключение легкого к реципиенту с помощью аппаратов вспомогательного кровообращения или подсадка на сосуды бедра (Годзоева, 1970; Iirsch et al., 1970). Применялись также биохимические и морфологические исследования для оценки жизнеспособности ткани легкого (Takeda, 1968). Однако ни одна из методик не может обеспечить окончательного заключения о полноценности легкого после консервации для последующей пересадки. Этот вопрос может быть решен синтетически, на основании анализа целого ряда морфологических и функциональных методов, а также путем трансплантации легкого в эксперименте.

Таким образом, в вопросах консервации легкого в настоящее время имеется много спорного в применении различных методов для сохранения легкого, в максимально допустимых сроках сохранения легкого, в оценке жизнеспособности и пригодности его для трансплантации.

Первую попытку аллотрансплантации доли легкого в эксперименте произвел В. П. Демихов в 1947 г. (максимальная продолжительность жизни животных—7 дней). С 1950 г. отдельные исследователи приступили к изучению аллотрансплантации легкого

и его доли в эксперименте (Metras, 1950; Davis et al., 1952; Neptune et al., 1953; Ellis et al., 1954; Hardin et al., 1954; Lanari et al., 1956; Barthel et al., 1957; Biicherl et al, 1960; Ютанов, 1961, 1963; Blumenstock et al., 1961; Gago et al., 1965; Стручков и соавт., 1966; Masenti, 1966; Barbieri et al., 1967). Эти опыты в основном были направлены на отработку технических аспектов аллотрансплантации легкого. Оказалось, что аллотрансплантация легкого и его доли в эксперименте несколько проще, чем аутотрансплантация, так как при использовании легкого от донора могут быть оставлены значительно более длинные культи сосудов, что позволяло осуществлять аллотрансцлантацию легкого быстрее и с меньшими техническими трудностями.

Многочисленными опытами было показано, что если при алло- трапсплаптации у реципиента не проводились лечебные мероприятия, направленные на снижение иммунологической активности и предупреждение развития реакции отторжения, то в легком с 3—4-го дня после операции наступало прогрессирующее снижение функции, и животное погибало в течение 8—14 дней после операции от развития реакции отторжения (Davis et al., 1952; Ellison et al., 1964; Tadeusz, 1967; Margaria et al, 1968; Vuillard et al., 1968; Huber et al., 1969; Morino et al., 1969; Микаелян и соавт., 1970, 1971; Daddi et al., 1970; Walker et al, 1970; Weedn et al., 1970; Кукош и соавт., 1971).

Морфологические исследования показали, что после аллотрансплантации в легком развивалась периваскулярная круглоклеточная инфильтрация с наличием иммунных клеток, с развитием отека стенок альвеол, с присоединением воспалительных изменений, массивным некрозом аллотрансплантата и гибелью животного (Richter et al., 1960; Barnes et al., 1963; Flax et al., 1966; Авербах и соавт., 1968, 1970; Warren, 1969; Fijimura et al., 1970, 1973; Gon- dos et al., 1971; Becker et al., 1972).