Однако более точное представление о функциональном состоянии дыхательного центра при гиперкапнии дали данные динамики электрической активности межреберных мышц. При гиперкапнии электрическая активность инспираторных межреберных мышц резко усиливалась и на интактной, и на оперированной сторонах. Это выражалось в значительном увеличении амплитуды потенциалов действия. При этом залпы импульсов либо укорачивались, что соответствовало частому дыханию, либо удлинялись, что соответствовало редкому и глубокому дыханию ( 55). Залпы чаще всего приобретали форму квадрата либо треугольника, что указывало на максимальную синхронизацию импульсов и усиленное возбуждение дыхательного центра (Голубева, 1960). Характерно, что у собак в более ранние сроки после аутотрансплантации легкого электрическая активность экспираторных межреберных

мышц при гиперкапшш не уменьшалась и не исчезала, как это бывает в норме, а, наоборот, резко усиливалась. Часто в этих условиях наряду с усилением электрической активности экспираторных межреберных мышц отмечалось такое же резкое усиление электрической активности инспираторных мышц на вдохе.

Аналогичные изменения электрической активности межребер- ных мышц наступали у этих собак и при дыхании гипоксической

газовой смесью. При гипоксии, как и при гиперкапнии, на стороне аутотрансплантированного легкого амплитуда потенциалов действия и продолжительность залпов были больше, чем на стороне интактного легкого. В этих условиях асимметрия в работе дыхательного центра сохранялась в тех же соотношениях и была еще более выражена, чем при дыхании атмосферным воздухом.

Анализ электромиографических данных, полученных при гипоксии и при гиперкапнии, показал, что у собак с аутотрансплантированным легким в этих условиях координационные отношения между электрической активностью инспираторных и экспираторных межреберных мышц нередко имели другой характер, чем у животных в норме. Из работ М. Е. Маршака и Т. А. Маевой (1961), М. Е. Маршака (1961, 1962), А. М. Кулик (1967) известно, что при геперкапнии и гипоксии у животных и людей усиление электрической активности инспираторных мышц сопровождалось снижением и даже полным торможением электрической активности экспираторных мышц. У многих собак с аутотрансплантированным легким, особенно вскоре после операции, при гиперкапнии и гипоксии наряду с усилением электрической активности инспираторных мышц на вдохе также резко усиливалась электрическая активность экспираторных мышц на выдохе.

Подобные отношения между электрической активностью инспи- раторных и экспираторных мышц отмечали Л. Л. Шик (1959), М. Е. Маршак и сотр. (1961) у животных и у людей при добавочном сопротивлении дыханию, при асфиксии, при тяжелой мышечной работе. Эти данные свидетельствовали о том, что когда к аппарату внешнего дыхания предъявлялись большие требования или когда возникала угроза удушения, то активность инспираторных и экспираторных мышц усиливалась, не соответствуя принципу последовательной реципрокности.

Усиление электрической активности экспираторных мышц у собак в ранние сроки после аутотравсплантации легкого являлось важной компенсаторной реакцией дыхательного центра. Активное участие в акте дыхания экспираторных мышц способствовало осуществлению выдоха аутотрансплантированным легким, в котором, по данным бронхопневмотахографии, увеличивалось альвеолярное и бронхиальное сопротивление, уменьшалась растяжимость. Все эти факторы, по-видимому, затрудняли пассивное спадение аутотрансплантированного легкого во время выдоха. В основе этих приспособлений, очевидно, лежали проприоцептивные рефлекторные реакции межреберных мышц, наступающие вследствие изменения объемов интактного и аутотрансплантированного легких (Глебовский, 1963; Маршак, 1962).