Гуггенбергер на основании детального опроса установил, что из 2000 разрешившихся в Мюнхенской акушер скогинекологической клинике женщин 203 дали определенно ложные анамнестические данные. Очень часто это можно наблюдать и в работе судебных экспертов, а также врачей консультаций, к которым обращаются женщины с известной целевой установкой (алименты, изнасилование, разрешение на производство аборта или на декретный отпуск по беременности и пр. ). Неудивительно поэтому, что субъективные данные анамнеза разно расцениваются авторами, что однако не дает права эксперту подходить к расспросу предвзято, а, наоборот, обязывает его умело собирать данные со всей полагающейся объективностью, строго научно их анализируя и критикуя. При малейшем подозрении на замалчивание, неискренность или притворство необходимо путем перекрестных вопросов выявить свидетельствуемой допущенные ею противоречия и сразу подчинить себе.

Даже больше!

И ложь свидетельствуемой может и должна быть учтена, так как она указывает на то, что именно свидетельствуемая стремится скрыть, а это нередко дает прекрасное направление дальнейшему расспросу.