Дробное измерение инвалидности считалось до революции очень практичным. Однако с течением времени, с усовершенствованием практики и разработки теории этой новой отрасли врачебной деятельности несостоятельность цифрового выражения такого сложного явления, как потеря трудоспособности и инвалидность, особенно в изложенном выше советском ее понимании, становилась ясной.

Стали довольствоваться все меньшей и меньшей точностью.

Советское законодательство 1918 г. (закон 31 октября) установило 5 категорий инвалидности, определяемых процентами со ступеням в 15%. Известное уменьшение точности правда не лишено отрицательных сторон, так как оно «сглаживает» в некоторой степени разницу в правах инвалидов, но ведь с гораздо большим обоснованием можно распределить свидетельствуемых на 4—5, чем на 100 групп (Вигдорчик). Неудивительно, что процентная система внушает недоверие, смешанное с явным недоумением, и это еще усугубляется тем, что для процентного измерения существует не одна какая-либо мерка, не одна «таблица», а много «таблиц» (в каждой стране своя), весьма существенно разнящихся между собой в оценке, одних и тех же дефектов.

При этом оценка одного и того же страдания в одной и той же таблице колеблется в широких пределах (от 10 до 80—100%).