Уложение о наказаниях при убийстве матерью незаконнорожденного сына или дочери, от стыда или страха, при самом рождении, снижало для материдетоубийцы наказание тремя степенями (по сравнению с наказаниями за предумышленное убийство сына или дочери), если не будет доказано, что она была раньше виновна в таком же преступлении (ч. 2 ст.

1451).

Это уложение и ныне действующие законы западноевропейских стран резко разграничивают права матери в зависимости от того, состоит или не состоит она в «законном» браке, а также права «законнорожденного» и «незаконнорожденного» ребенка. Положение девушки, готовящейся стать матерью, в условиях буржуазного строя исключительно тяжелое, если не безвыходное.

Эта ее безвыходность охарактеризована в цитате из Фурье, приводимой Марксом и Энгельсом в «Святом семействе»: «Если она (девушка) дорожит своей честью, она должна уничтожить следы своего бесчестья, а если она жертвует своим ребенком во имя предрассудков этого мира, то она подвергается еще большему позору и делается жертвой предрассудков закона».