Считаю необходимым лишний раз напомнить определение Верховного суда России от 25 мая 1932 г. , где указано, что «плод до его отделения и пока он не начал жить и дышать самостоятельно не может рассматриваться отдельным физическим лицом», и вот почему удар в живот беременной женщины, повлекший за собой преждевременные роды (все равно, мертвого или живого ребенка), должен рассматриваться, не как покушение против плода, а как нанесение опасного для жизни матери расстройства здоровья. Мертвый плод может задержаться в утробе матери иногда на очень долгие периоды времени, исчисляемые не только неделями, но и месяцами и, в крайне редких случаях, годами.

Как следует из вышеуказанного, при разрешении вопроса о детоубийстве, если объектом экспертизы является человеческий плод, умерший до родов в последние месяцы беременности, чаще всего приходится иметь дело с мацерированным плодом.

Последний представляет характерный вид.

Кожные покровы очень дряблы.