Когда ей на это было указано, она без возражения быстро ушла из кабинета и не взяла акта, который разрешено было выдать ей же на руки.

Необходимо иметь в виду, что нередко попадаются свидетельствуемые, не имеющие правильного представления о разнице между изнасилованием и развратными действиями и даже о сущности полового акта. Несколько лет назад мне пришлось свидетельствовать в порядке переэкспертизы (осужденный подал жалобу на приговор суда) 17-летнюю девицу (из Московской области), у которой мной обнаружена была абсолютно неповрежденная девственная плева; отверстие ее недопускало введения даже кончика пальца. После расспроса выяснилось, что свидетельствуемая не имела вовсе представления о сущности полового акта, и заключение исследовавшего ее местного врача оказалось таким образом грубо-невежественным.

Недоверие должен возбудить рассказ, изобилующий подробностями в то время, когда свидетельствуемая одновременно утверждает, что она была в бессознательном состоянии в момент насилия. Бессознательное состояние исключает возможность запоминания не только подробностей, но и самого существенного.

С особой осторожностью следует подходить к расспросу детей, считаясь с их неосведомленностью в половых вопросах вообще и в тонкостях полового разврата в частности.

Вопрос о показаниях малолетних и несовершеннолетних в настоящее время вырос в «целую проблему» (Внуков) и породил свою литературу, с которой следует ознакомиться как работнику суда, так и врачу-эксперту.

Здесь не место распространяться подробно об этом большом вопросе.

Ограничусь лишь указанием, что ни с какой стороны нельзя трактовать в судебно-медицинских интересах ребенка «как взрослого».