Тут эксперту, а также и судье, не следует впасть в ошибку, так как импотенция в данном случае отнюдь не исключает возможности факта развратных преступных действий, и никакого противоречия здесь нет.

Нельзя не согласиться; с Внуковым и Эдельштейном, когда они на этом, казалось бы, парадоксе, ставят ударение и говорят, что «именно в самом факте импотенции (бессилия) заключается механизм правонарушения, так как для удовлетворения повышенного полового влечения требуется объект, который будет стимулировать ослабленную потенцию: к жене — полное безразличие, между тем как ребенок эротизирует» . На эту связь между половыми преступлениями в отношении малолетних (иногда даже одного пола с правонарушителем) и возрастными изменениями организма инволюционного свойства в свое время обратил внимание еще Ашаффенбург, а Штеккель и Фрейд рассматривают это как проявление психо-сексуального инфантилизма, когда в период обратного развития данный субъект возвращается вновь к переживаниям и влечениям детства.

Правильнее, по нашему мнению, будет объяснение этих извращений вышеупомянутым расстройством внутрисекреторных взаимоотношений, в основе которых лежат те или иные изменения соответствующих желез.