Частоту пневмококкового перитонита нельзя оценить с точностью, так как многие из них остаются нераспознанными. Упомянутые нами авторы наблюдали 32 первичных перитонита и 14 вторичных. Оруссо в течение 2 лет наблюдал в детской больнице 13 случаев, Матье в Бретоно за 1 год—7 случаев. Барлинг, которого цитирует Комби, составил в 1922 г. статистику из 234 случаев.

По Матье, частота этого заболевания по сравнению с аппендицитом составляет 1 на 12, а по Оруссо—1 на 20, но Зальцер, опирающийся на более обширный опыт, наблюдал у девочек с 1926 по 1929 г. 30 случаев пневмококкового перитонита на 101 случай аппендицита.

Согласно некоторым иностранным хирургам, пневмококковые перитониты составляют 10% срочных операций брюшной полости у детей и согласно другим—2%.

Самые интересные этиологические соображения, еще не получившие всеобщего признания, принадлежат Мак Кертнею и Фрейзеру.

По их мнению, это заболевание всегда встречается у девочек нечистоплотных, воспитанных в антигигиенических условиях, садящихся где попало. Эта инфекция приобретается на улице.

Авторы считают влагалищно-маточно-трубный путь самым несомненным путем инфекции.

Доказательством служат пол и возраст больных: это бывают девочки в возрасте, когда начинается зияние влагалища и когда его секрет еще имеет щелочную реакцию.

Бактериологическое исследование влагалища, перитонеальной жидкости, крови обнаруживает одного и того же пневмококка.

Эти авторы считают, что с каждым днем становится очевидной важность влагалищного канала как пути проникновения инфекции.

Доказательством служит также начальная фаза заболевания: согласно Мак Кертнею и Фрейзеру, этот перитонит вначале всегда представляет п е л ь- веоперитонит.

Мы еще вернемся к этой важной концепции. Если я два года назад первый во Франции сделал о ней подробный отчет, го это отнюдь не значит, что я стал ее «яростным защитником» (Омбредан).

Она принята Липшюцом и Ловенбур- гом, которые, однако, отмечают почти постоянное наличие продромальных носоглоточных явлений. Они считают, что начальный насморк имеет место в 90% случаев.

В связи с этим напомню о случае дАллена, который я целиком привел в главе о перитонитах полового происхождения. У 17-летней девушки был насморк, а затем появился синдром острого разлитого перитонита. На операции обнаружили гнойный перитонит вследствие перфорации абсцесса яичника. Бактериологическое и гистологическое исследование показало, что у нее был пневмококковый абсцесс желтого тела. Процесс, повидимому, шел следующими этапами: насморк, пневмококковый метастаз в яичник, пневмококковый перитонит вследствие перфорации абсцесса желтого тела.

Эти этиологические данные не являются единственным новым приобретением. Классическое исследование пневмококковых перитонитов дополнено некоторыми новейшими работами иностранных и французских авторов.

Хирургическое вмешательство, которое единодушно считали необходимым производить рано и подчинять общему закону лечения разлитого перитонита, чаще обманывало ожидания, чем давало положительный эффект.