Первый больной Беренда, 10-летний ребенок, внезапно почувствовал сильную боль. Скоро появились другие красноречивые симптомы: падение температуры, учащение пульса до 140, «деревянный» живот.В 13 часов 30 минут хирург диагносцировал перфорацию, но терапевт на том основании, что лейкоцитоз не превышал б 600, не соглашался на операцию. В 19 часов лейкоцитоз достиг 10 900, и терапевт признал необходимость операции. При вскрытии полости брюшины оттуда вышли газ и жидкость. У мальчика оказалась перфорация у конца подвздошной кишки и одна язва в преперфоративном состоянии. Он выздоровел.

Вторая больная была 8-летняя девочка. 21 июля у нее появилась сильная боль в животе. Тошнота и рвота отсутствовали, но имелось сокращение. Ее оперировали еще в то время, когда количество лейкоцитов составляло всего 6 200. Перфорация оказалась в конце кишечника. Сейчас же после операции лейкоцитоз достиг 9 000. Девочка выздоровела.

В третьем случае лейкоцитоз вначале составлял только 5 400, но быстро достиг 14 200.

Беренд, спасший трех больных благодаря своей решительности, мог поздравить себя с тем, что сделал операцию, несмотря на первые результаты лабораторного исследования.

Эти примеры показывают, что наличие гиперлейкоцитоза, о котором говорил Кушинг, не всегда обнаруживается достаточно рано.

Классическим и основным делением является следующее: форма, сопровождающаяся реакцие й,—с т е н и ч е с к а я форма; форма, не сопровождающаяся реакцией,—астеническая форма.

У брюшнотифозного больного с достаточной сопротивляемостью перитонит, протекающий с реакцией, т. е. явный стени- ческий перитонит, может, как и всякий перитонит, распространяться медленно или быстро (Брен). Но он характеризуется бурными симптомами: сильной, иногда мучительной [Лав (Lov)] болью, повышением температуры иногда после бывшего падения, ранним, интенсивным и обширным сокращением, быстрым вздутием живота, тахикардией, крайней олигурией, тоской, разбитым голосом. Эти признаки с первого дня указывают на тяжесть заболевания, которая (за исключением некоторых форм с запоздалым распространением) очевидна и без гиперлейкоцитоза и определения опсонического индекса.

В начале тифозного заболевания и при осложнениях в период выздоровления симптомы отличаются особенной отчетливостью. В разгаре болезни они могут быть совершенно невыраженными, «или, точнее, замаскированными признаками, присущими самой брюшнотифозной инфекции» (Ленорман и Вильмот).

Но у тяжелого тифозного больного, состояние которого уже внушает тревогу, перитонит часто протекает без реакции.

Это и есть та астеническая форма, которая представляет самые большие затруднения для диагноза ввиду общего угнетения и прострации больного. Все наводит на ложный путь: различные неуловимые, парадоксальные признаки: бред, возбуждение, эйфория больного и эйфория окружающих. Астенический перитонит сопровождается либо менее бурной симптоматологией (скрытая форма), либо бурными, но обманчивыми признаками (псевдоменин- геальная форма, форма псевдонепроходимости).

Спонтанная боль и рвота выражены слабо. Все признаки «только намечены, едва уловимы» (Лонд). Нужно руководствоваться больше оттенками, чем самими признаками. «В некоторых случаях клиницисту приходится находить  объяснение то прекращению тифозного поноса, то мучительному и болезненному мочеиспусканию, то учащению пульса» (Каден).