Чтобы убедиться в количестве случаев внутрибрюшинных перфораций, которые еще и теперь не сразу подвергаются хирургическому лечению, достаточно привести статистические данные, касающиеся вторичного эхинококкоза брюшной и тазовой полости и эхинококкового желчного перитонита.

Под именем эхинококкового желчного перитонита Деве 30 лет назад охарактеризовал «анатомо-клинический комплекс, заключающийся во внутрибрю- шинном скоплении невирулентной желчи, изливающейся в брюшную полость вследствие разрыва эхинококковой кисты печени». 30 лет назад тот же автор дал блестящий анатомический и клинический анализ этого осложнения. Диссертация одного из его учеников (Кандон) основывалась на 102 случаях.

Внутрибрюшинлые разрывы эхинококковых кист печени встречаются довольно часто, по словам Мильса, в 18% случаев. Верделе наблюдал пять подобных примеров. По сообщению Дью из 12 случаев эхинококковых кист интраперитонеальный разрыв имел место в двух. Эти разрывы встречаются как у детей, так и у взрослых (2 случая Гарсия; в диссертации К шдона 7 случаев наблюдались до 10 лет и 21 — ю 20 лет).

Разрыв происходит либо самопроизвольно (в 78% случаев), либо в результате какого-либо усилия (7%), либо вследств! е травмы (15%).

Травмы: падение на живот, падение с лошади, удар ногой коровы, попадание под экипаж, падение плашмя и т. д.

Усилия: поднятие больших тяжестей, ношение ведер с водой и в меньшей степени танцы, одевание и развевание, нагибание, половые сношения и т. д.

Ребенок, которого лечил Виллиаме, упал на землю по дороге в школу. Больной Леге и Дириар! получил удар ногой и умер от геморрагического разрыва кисты. Мужчина 24 лет был р шен пулей в жизот. На опер щии у него нашли разрыв эхинококковой кисты печени, вызванный пулей. Через 4 года после этого раненый снова обратился за врачебной помощью по поводу перитонеальных эхинококковых кист (Фейрли) Больной Гриффита во время напряжения при дефекации почувствовал внутренний разрыв: на следующий день у него извлекли посредством пункции 3 л жидкости. В другом случае под влиянием пальпации терапевта произошел разрыв кистозной опухоли. Александер срочно оперировал больного, но он умер через 14 часов.

Здесь идет речь о разрывах негнойных эхино! о сковых кист. Разрыв нагноившихся кист начинается с острых явлений разлитого гнойного перитонита.

Значительное количество вторичных эхинококковых заболеваний вследствие обсеменения после разрыва кист и количество случаев эхинококкового перитонита, повидимому, говорят за то, что разрыв асептических эхинококковых кист довольно часто протекает без острейшего перитонеального осложнения. Но как вычислить процент доброкачественных случаев? Где взять цифры быстрых смертей от неустановленной причины? Знакомство с литературой позволяет думать, что многие случаи кончаются смертью. Верделе в дв}х случаях диагносцировал эхинококковую кисту печени и настаивал на хирургическом вмешательстве, но его словам не вняли, и оба больных погибли от острейшего перитонеального синдрома, заставлявшего предполагать разрыв кисты. Могут ли эти случаи не представлять смертельной опасности, югда здесь суммируются такие моменты, как излияние большого количества жидкости в полость брюшины, геморрагические явления, интоксикация и анафилаксия?

Молниеносная форма. Нередки примеры быстрой, даже внезапной (Ашар) смерти (шок, эхинококковая анафилаксия, острейшая интоксикация).